28 августа 2015 г.

Дорогой гость

Сегодня нашу библиотеку посетил с визитом Алексей Суренович Галустян. Подробнее об этой встрече читайте здесь.

26 августа 2015 г.

От "чертова яблока" до "второго хлеба"

26 августа 1770 года ровно 245 лет назад русский ученый-агроном Андрей Болотов опубликовал в России первую научную статью на тему разведения картофеля - «Примечания о картофеле».

Эта дата - хороший повод вспомнить и о самом Андрее Тимофеевиче и об истории приживания чужеземного корнеплода на российской почве.


15 июня 1757 года русские солдаты увидели на прусской земле диковинку - кудрявое растение, прятавшее свои плоды в земле. То был картофель. Лишь один человек - капитан - оценил тогда заокеанский плод по достоинству. Этого офицера вскоре из Пруссии перевели в Петербург. Там 24-х летний флигель - адъютант участвует в пышных развлечениях придворной знати, обедает и ужинает у придворных вельмож, где во главе стола нередко сидит сам царь.
В 1770 году появляется статья нашего офицера "Примечание о картофеле". Через 10 лет - "О картофеле", три года спустя - "Об употреблении картофеля". В ту пору врачи считали картофель вредным для здоровья. Агрономы считали, что он истощает почву. Церковники, предавая анафеме, окрестили его "чертовым яблоком". Сказать о картофеле доброе слово, да еще в печати, было весьма рискованно. И все-таки наш офицер неустанно и все с большей настойчивостью рекомендует соотечественникам новый плод. В 1787 году он публикует о картофеле сразу 9 статей, в которых не только излагает собственный опыт выращивания диковин, но дает практические советы по употреблению картофеля. Помнится, когда в годы Великой Отечественной войны сажали не целый клубни, а только верхушки, мы приняли такой прием за новинку. А новинка эта была с бородой в 170 лет длины. Автор статей о картофеле установил, что побеги развиваются только из 2-3 глазков, остальные пропадают зря. Тогда он попробовал разрезать клубни - получилось. Энтузиаст разведения нового растения получил в 30 раз больше урожай (чем сажал) даже в самые худые годы. Россиянин не только перенял приемы немцев, имевших к тому времени десятилетний опыт возделывания заокеанского плода, но и усовершенствовал его. В Германии сажали мелкий картофель. "Сему примеру следовал и я несколько лет, сажая сей картофель, - писал наш соотечественник, - Однако ныне подозреваю, что сей мелкий не так хорош, как резаный крупный и мнение свое осную на следующем обстоятельстве. Сии яблоки зарождаются ни в одно время, а одно после другого, и первые вырастают крупными, а другие остаются малы, следовательно, сии не так хорошо вызревают, как первые. А так всякое семя чем совершеннее и зрелее само собой, тем и лучший плод приносят, то, кажется и о картофеле заключить можно".
О картофеле он писал так убедительно, что в конце концов добился народного распространения "чертова яблока". И как же сегодня не помянуть добрым словом нашего капитана, коему мы обязаны своим вторым хлебом. Тем более, что труды о картофеле лишь малая толика его наследства, оставленного нам, его потомкам. Им опубликовано более 400 научных трудов. Всего же этот человек - переживший восемь царствований от императрицы Анны до императора Николая I - написал 350 томов опубликованных и неопубликованных сочинений. Речь идет об Андрее Тимофеевиче Болотове.
Годы, в которые дворяниновский затворник увлекся картофелем, были нехлебородными во многих местах. Особенно на Карельском перешейке, где население голодало. В рапорте в Сенат медицинская комиссия писала: "Лучший способ избежать бедствия в распрострарении тех земляных яблок, кои в Англии называют "потетес". Сенат издал указ о разведении "потетеса". Но все, что насаждалось сверху, из-под палки, крестьяне воспринимали с опаской, враждебно.
На полвека раньше Петр 1, впервые отведавший подземный плод в Голландии, отправил целый мешок его с обозом через Архангельск и Новгород в Москву с приказом графу Шереметьеву разослать во все места "для развода". Однако уцелело несколько штук, да и те попали на цветочные клумбы.
Много позже, в мае 1842 года, правительственный циркуляр, предписывавший приступить к разведению этого плода и вовсе вызвал бунт. Вслед за удельными крестьянами Нечкинского приказа Сарапулъского уезда Вятской губернии взбунтовались Владимирская, Пермская, Оренбургская, Тобольская, Казанская и Саратовская губернии, а потом еще II губерний Центральной России, Урала, Севера.
Другое дело - Болотовские статьи. Написанные с покоряющей убежденностью, превосходно аргументированные, они одни способствовали распространению на Руси новой культуры, способствовали еще и потому, что названные Болотовым приемы оказались самыми эффективными.
Опытник пренебрег официальным названием нового плода, заменив несозвучное название русскому слуху слова "потетес" другим, уходящим корнями в глубь времени.
...Тринадцатилетний Педре, воспользовавшись суматохой в Севильском порту, проскользнул под носом у вахтенных и скрылся в трюме, одного из парусников. Добравшись до далекой страны Перу, испанский мальчик и увидел "папу" - так местные индейцы называли невиданный доныне европейцами подземный плод.
Через 29 лет, в 1553 году в Севилье вышла книга Педро Сиева де Леона " Хроника Перу". "Папа" - отмечал автор, - это особый плод, род земляных орехов. Будучи свареными они становятся мягкими, как печеный каштан, при этом они покрыты кожурой не толще кожуры трюфеля.
Когда орехи завезли в Италию им дали название "перуанский земляной орех", потом "тартуффоли" - трюфели.
Болотов знал немецкий вариант, составленный из двух слов -
-"крафт" - сила и "тойфель" - дьявол, то есть дьявольская сила. И он избрал лучшее созвучие - "картофель".
Номер "Трудов" Вольного экономического общества за 1770 год по справедливости должен быть выставлен во всех музеях страны. В нем - первая в России, научная статья "Примечания о картофеле", принадлежащая Болотову. Запомним эту историческую дату - 1770 год.
Андрей Тимофеевич не оставлял опытов с картофелем, со "вторым хлебом". 0б этом свидетельствуют его статьи "О картофеле", "Об употреблении картофеля". А в 1787 году появляется 9 статей, которые не только содержат рекомендации по выращиванию картофеля, но и учат, как употреблять его в пищу, как делать из него крахмал. Запомните и эту дату - 1787 год.
Именно тогда французский естествоиспытатель и аптекарь королевского двора Антуан Огуст Пармантье посадил под Парижем картофель. Как и Болотов - Пармантье участвовал в семилетней войне, но сразу же попал к немцам в плен. Вернувшись на родину он устроил обед, все блюда которого били приготовлены из картофеля. Их отведали крупнейшие ученые - агрономы и даже сам знаменитый физик Лавуазье.
Но расчеты аптекаря не оправдались. Гости остались при своем
мнении. Агрономы считали, что картофель истощает, портит землю. Врачи твердили, что он ядовит и вызывает многие болезни. Большая энциклопедия издаваемая учеными Франции, утверждала: картофель - грубая пища, даже для нетребовательных желудков.
Тогда Пормантье прибег к хитрости. Приглашенный королем на бал он явился во дворец с огромным букетом цветов картофеля, надеясь таким способом склонить Людовика ХVI издать декрет о распространении нового растения. Действительно, небывалый букет приобрел широкую популярность. Картофель стали сажать во всей Франции... на клумбах! На Монмартре орегинальные цветы стали продавать вместе с фиалками.
Крестьяне ни за что не хотели разводить ненавистные земляные яблоки, которые церковники окрестили нечистым плодом подземного ада. Тогда Пормантье решил воздействовать на психологию крестьянина - собственника. Поле под Парижем охраняла рота выпрошенных у короля солдат. Соседи насторожились: видно этот Пормантье посадил что-то очень ценное. И под покровом ночи, когда охрана снималась, они, воровски озираясь, выкапывали клубни и сажали их на своих огородах. Они не догадывались, что хитрый аптекарь только того и добивался. Франция была завоевана. Народы свято чтут память о тех, кто дал им "второй хлеб".
В городе Оффенбурге (Бавария) стоит импровизированная фигура Дрейка. Один из двенадцати сыновей безвестного крестьянина - бедняка, Франсис Дрейк (1540-1596г.г.) мальчиком поступил на службу к одному судовладельцу. Закаленный морем, Дрейк пересекает Атлантический океан, совершает набеги на испанские колонии в Вест - Индии, грабит испанские суда сначала для себя, а затем для королевы английской - Елизаветы. А в промежутке между своими приключениями, веселый, озорной Френсис, командуя Английским флотом, одерживает историческую победу над "непобедимой армадой" - хорошо снаряженным флотом Испании. Однако не этому событию посвящен Оффенбургский памятник. Дрейк изображен с цветком картофеля в руках. Немцы считают, что он первым привез в Европу новый плод, ради этого ему и простили его пиратство. Надписи на памятнике гласят: "Миллионы людей, обрабатывающих землю, благославляют его бессмертную память", "ценный дар спасает бедных от голода и облегчает их горькую нужду".
Благодарные французы воздвигли Антуану Порманвье два памятника - под Парижем,где он посадил картофель и на рыночной площади его родного города Мондидье. "Благодетелю человечества" - высечено на одной стороне этого монумента, а на другой - слова, сказанные аптекарю Людовиком XVI: "Поверьте мне, настанет время, когда Франция поблагодарит Вас за то, что вы дали хлеб голодающему человечеству". А ведь знаменитая Болотовская статья была опубликована в 1770 году, за 17 лет до того, как Пормантье занялся земляными яблоками.
Посадил же Андрей Тимофеевич картофель еще раньше - в 1763 году. Но "просвещенная монархиня" Екатериан - II памятников ему не поставила, ни одного.
Упорно пропагандируя картофель, Болотов утверждал, что "он зело полезен для здоровья". И не ошибался. На счету полезного плода немало спасенных жизней. Вспомним хотя бы случай, написанный Джеком Лондоном в повести "Смок и малыш", "Смок" (который нераздумывая отдал целый мешок драгоценного золотоносного песка за один единственный плод картофеля) - не стал дожидаться утра. Они с малышом боялись, что два самых тяжелых пациента могут умереть в любую минуту, и тот час отправились в хижину. Они несли в чашке тысячедолларовую картофелину, истертую, размятую, вместе с шелухой и приставшими к ней песчинками. И эту черную кашицу они по несколько капель за раз вливали в черные дыры, некогда бывшие человеческими ртами. Всю долгую ночь они давали больным картофельный сок, втирая его в распухшие десна, в которых шатались, постукивая, зубы, и заставляли несчастных глотать каждую каплю живительного эликсира. Назавтра к вечеру в состоянии обоих пациентов произошла чудесная, невероятная перемена. Они уже не были самыми тяжелыми больными в лагере. Через сорок часов, когда была выпита последняя капля картофельного сока, оба они оказались вне опасности.
Картофель спас золотоискателей, заболевших цингой, потому что в нем особенно много витамина С. Кроме того - витамины B1, B2, В6, РР, каротин, да еще белки, углеводы, кальций, фосфор, железо, натрий, хлор, минеральные соли, набор микроэлементов. Калия картофель содержит больше, чем овощи и фрукты.
Как свидетельствуют обследования, проведенные международной ассоциацией здравоохранения, жители новой Гвинеи употребляют в пищу много картофеля, они не только не полнеют, но и не знают, что такое гипертония, сердечно - сосудистые заболевания, диабет. Известен рецепт известный при язве желудка и двенадцатиперстной кишки: сырой картофельный сок. Недаром же врачи рекомендуют употреблять в пищу картофель каждый день.
Сам Болотов применял сок сырого картофеля при ожогах, кормил им детей, страдающих золотухой и рахитом. Не ошибся первооткрыватель и предсказывая неограниченные возможности повышения урожая картофеля. Так, тракторист южно-сахалинского совхоза "Ударный" Петр Молотков решил, что наткнулся на булыжник и остановил агрегат. Оказалось - это ни много, ни мало картофельный клубень весом 3 кг 200 гр. Под Ленинаканом вес картофелины достиг 2 кг 500 гр. Кстати, ленинаканские картофелеводы собирают самые высокие урожаи - 400 Ц с га. Болотов же в самые лучшие годы получал урожай 900 Ц с га. Этот рекорд был побит лишь однажды, на житомирщине собрали 1280 Ц. В Румынии картофель продают поштучно. Такие клубни, примерно с килограмм каждый, выращивают кооператоры коммуны "Джиров".
Таков, этот ботанический шедевр, главнейший, доступнейший, любимейший продукт. Из него готовят сотню разнообразных блюд. Лидер планеты по урожайности. Посевы картофеля в нашей стране на севере заходят за полярный круг, на востоке дотянулись до Сахалина. Тем более, мы должны быть благодарны Болотову, положившему начало массовому распространению на Руси второго хлеба.

24 августа 2015 г.

200 лет со дня рождения Евгении Тур

Сестры Сухово-Кобылины: Елизавета, Софья и Евдокия.
Художник П.Н.Орлов
Графиня Елизавета Васильевна Салиас де Турнемир (1815-1892)  (псевдоним Евгения Тур) - известная русская писательница, фигура неординарная, в чем-то даже скандальная, активная сторонница движения за права женщин, «русская Жорж Санд», как называли ее современники. Она была родной сестрой знаменитого драматурга А.В.Сухово-Кобылина и матерью Е.А.Салиаса де Турнемира, прославившегося своими историческими романами. Ее дочь Мария была замужем за героем русско-турецкой войны 1877-1878 гг., видным государственным деятелем генералом И.В.Гурко. Литературное творчество Е.Тур, некогда весьма популярное, не выдержало проверку временем, но жизненный путь оставил заметный след в общественной жизни России середины XIX в.
Е.В.Салиас де Турнемир была представительницей старинного дворянского рода Сухово-Кобылиных, происходившего, как и Романовы, от  боярина Андрея Ивановича Кобылы. В имении Сухово-Кобылиных — Кобылинке Мценского уезда Тульской губернии, хранились семейные реликвии, свидетельствовавшие о том, что предки писательницы по отцовской линии играли значительную роль еще при дворе Ивана Грозного.
Отец Елизаветы Васильевны - Василий  Александрович Сухово-Кобылин (1784-1873) - герой Отечественной войны 1812 г., предводитель подольского дворянства. Степенный, с гордой осанкой, седовласый полковник-конноартиллерист в отставке, лишившийся глаза в сражении с французами, являл собой живую историю. Георгиевский крест 4-й степени был вручен ему великим князем Константином Павловичем, а прусский орден "За достоинство" он получил от героя Ватерлоо прославленного фельдмаршала Блюхера.
Мать - Мария Ивановна, урожденная Шепелева (1789-1862), отличалась не только красотой, но и образованностью. Чрезвычайно экспрессивная, вспыльчивая, она обладала незаурядным умом, интересовалась наукой, искусством, занималась переводами философских сочинений. В 1814 г. она вышла замуж за В.А.Сухово-Кобылина. Спустя год на свет появился их первенец - дочь Елизавета. Затем родились еще трое детей – сын Александр (1817-1903) и две дочери Евдокия (1819-1896) и Софья (1825-1867). 
Родители придавали большое значение образованию молодого поколения. Детям с юных лет прививали любовь к искусству, литературе и философии. С самого раннего возраста к ним были приставлены, кроме няни, гувернантка француженка и гувернер-немец. Им преподавали известные профессора Московского университета: поэт и переводчик С. Е. Раич,  ученый-юрист Ф.Л. Морошкин. Курс истории и культуры детям Сухово-Кобылиных читал критик, журналист, историк, этнограф, философ, редактор и издатель журнала «Телескоп» Николай Иванович Надеждин.
Результаты не заставили себя ждать. Молодое поколение прославило фамилию Сухово-Кобылиных. Александр стал одним из выдающихся русских писателей и драматургов XIX в., чьи пьесы «Свадьба Кречинского», «Смерть Тарелкина» и сейчас украшают театральные афиши. Софья – известна как талантливая пейзажистка, первая женщина, окончившая Академию художеств с золотой медалью. Не проявила себя на профессиональном поприще только Евдокия. Но она была так хороша, нежна и добра, что все звали ее Душа, Душенька. И.В.Тургенев писал о ней как о человеке редкого обаяния и душевной привлекательности. Влюбленный в нее поэт Н.П. Огарев посвятил ей цикл стихотворений под названием «BuchderLiebe» («Книга любви»). По мнению критиков этот цикл можно считать лучшим в его поэтическом творчестве.  Важным источником вдохновения Огарева в начале 40-х годов были письма к той же Е.В.Сухово-Кобылиной. Выйдя замуж за камергера Императорского двора, богатого помещика М.Ф. Петрово-Солово, Евдокия стала придворной дамой.
В своем доме напротив Страстного монастыря, недалеко от Тверской улицы (впоследствии он получил название «Дом Фамусова»), Мария Ивановна завела один из лучших салонов Москвы. Исключительные качества хозяйки привлекали в ее гостиную известных писателей, поэтов, общественных деятелей. Вечерние собрания у Сухово-Кобылиных историк А.Л.Погодин называл средоточием литературного движения, ареопагом печатных явлений. 
Между Н.И.Надеждиным и Елизаветой Васильевной возникло необыкновенно сильное взаимное чувство. Роман учителя и ученицы вызвал страшный скандал в семье. Родители не могли согласиться на брак дворянки с поповичем. Тяжелые переживания серьезно подорвали здоровье девушки, и «взбалмошную Лизу» было решено увезти на воды в Европу.  Определенные надежды возлагались и на то, что время и расстояние «излечат» влюбленных.  Усилия семьи не прошли даром, и спустя несколько лет, предположительно в 1837 г., Елизавета Васильевна, вышла замуж во Франции за  представителя древнего графского рода Анри Салиаса де Турнемир. Согласно официальным документам, Салиасы вели свою родословную с 1284 г. 
После свадьбы молодые переехали в Москву. Василий Александрович перекрестил своего зятя из Анри (Генриха) в Андрея Ивановича, заявив, что не хочет, чтобы его внуки были Генриховичами. Современники довольно скептически отзывались о графе Салиас де Турнемир. Красавец, веселого нрава, наделенный талантом художника, он  обладал задатками авантюриста: задумав наладить производство в России шампанского,  промотал на этом предприятии все состояние жены. Московскую публику раздражали его сатирические эпиграммы, сыпавшиеся на знатных представителей общества. В 1844 г. граф Салиас де Турнемир за участие в дуэли был выслан во Францию. Его жена и трое малолетних детей: сын Евгений (1840-1908), дочери Ольга (1842-1901) и Мария (1842-1906) остались в России. В дальнейшем Е.А.Салиас де Турнемир прославился как автор исторических романов «Пугачевцы», «Аракчеевский сынок» и др. В начале ХХ в. критики называли его «последним литератором, на котором покоилось благословение Герцена и Огарева».Ольгавышла замуж за К.Н.Жукова.Самая младшаяМария стала женой генерал-фельдмаршала И.В. Гурко.
После отъезда мужа, Елизавета Васильевна, оказалась «соломенной» вдовой. В это время и проявился ее твердый волевой характер. Не имея средств к существованию, она занялась литературным ремеслом. В 1849 г. под псевдонимом Е.Тур Елизавета Васильевна публикует первую повесть «Ошибка», которая имела большой успех.
О происхождении псевдонима писательницы ходили разные слухи. Некоторые усматривали в нем сокращение от «Тургенев», подозревая роман начинающего дарования с известным писателем. На самом деле как, вспоминал Евгений Салиас де Турнемир, мать  «безумно любила имя «Евгений» и «Евгения». Она же была страстная поклонница Пушкина и, в частности, «Онегина». Отсюда… имя Евгения взяли без дальних разговоров. Потом стали искать фамилию. «Евгения Саль» - сокращенное от «Салиас», но «саль» по-французски «грязный», - некрасиво, «Евгения Льяс» - не звучно, «Евгения Немир» - длинно. И всем понравилось «Евгения Тур»». Через некоторое время все заговорили о новой талантливой писательнице, что было редкостью  в XIX в.: женщине-писательнице сложно было добиться признания среди своих коллег-мужчин и успеха у широкой публики. Такими были традиции в обществе, такой была и степень эмансипации.
«Первое произведение, замеченное публикой и расхваленное критикой, конечно, ввело мою мать сразу в тогдашний литературный круг, - вспоминал сын, - и в доме нашем стали бывать такие личности, как Грановский, Шевырев, Станкевич… но вместе с ними снова появились и старые друзья, Раич и М.А.Максимович, прежние наставники матери по русскому языку и литературе. <…> Моя мать обладала удивительной способностью всю жизнь сочетать в себе женщину, трудящуюся без устали, не покладая рук, то есть пера, с женщиной светской в широком смысле слова…». Действительно московский дом Елизаветы Васильевны превратился в литературный салон, где часто бывали: Н.П.Огарев, И.С.Тургенев, В.П.Боткин, М.Н.Катков, Е.П.Ростопчин, Н.С.Лесков, С.В.Энгельгардт и др.
Через два года вышел в свет роман «Племянница», в котором графиня Е.В.Салиас проявила себя уже вполне зрелым литератором. Популярность Е.Тур была такова, что журнал «Современник» отложил публикацию анонсированного романа Н.А.Некрасова «Мертвое озеро» с тем, чтобы дать место ее новому произведению. Расчет издателей оказался верным. По признанию И.С.Тургенева: «блестящие надежды, возбужденные госпожою Тур, оправдались настолько, что уже перестали быть надеждами, и сделались достоянием нашей литературы: дарование госпожи Тур, слава Богу, не нуждается в поощрении и может с честью выдержать самую строгую оценку». Роман «Пчела» явился вершиной профессиональной деятельности Е.Тур.
Последующие произведения роман «Три поры жизни» (1853-1854), повести «Долг» (1850), «Две сестры» (1851), «Заколдованный круг» (1854), «Старушка» (1856), «На рубеже» (1857), пьесы «Первое апреля» (1851) и «Чужая душа - потемки» (1852) были встречены более сдержанно.
В соответствие с идеалами феминизма героини романов Е.Тур, в отличие от мужских персонажей, выделялись своим умом и нравственными достоинствами («Ошибка», «Племянница»). Сочинения писательницы отражали ее смелые взгляды на воспитание и образование женщины, ее роль в обществе. В силу этого новаторство Е.Тур воспринималось критиками  как отступление от литературного канона, а переосмысление традиционных стереотипов оказывалось неприемлемым.Так, анонимный рецензент, откликнувшийся на роман «Племянница», призывал автора: «Не надо переделывать мужчин: они удивительно хорошо подобраны к женщинам и их настоящему счастью».Произведения вызвали сильный резонанс в литературных кругах России. Многочисленные дискуссии и статьи, принадлежавшие перу крупнейших писателей и критиков, в значительной  мере, способствовали популяризации творчества Е.Тур. «Сальяс, графиня Елизавета Васильевна <...> стоит во главе современных русских писательниц. Произведения ее известны всей читающей публике», - отмечалось в «Словаре русских писательниц» за 1865 г.
В середине 1850-х-1860-х гг. Е.Тур сосредоточилась на критике и публицистике. На страницах таких известных периодических изданий как «Русский вестник», «Отечественные записки», «Библиотека для чтения», «Северная пчела», «Время» и других, она вновь обратилась к вопросу о положении женщин в обществе. Феминистские воззрения дали основание современникам называть ее «русской Жорж Санд». В дальнейшем она выступала в качестве литературного критика произведений как классиков - Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, И.С.Тургенева, так и молодых литераторов - М.В.Авдеева, Н.Д.Хвощинской. Весьма плодотворным было ее сотрудничество с одним из наиболее авторитетных изданий - «Русским вестником». Начиная с 1857 г. в этом журнале печатались ее статьи критико-биографического характера. Однако спустя три года Е.Тур отказалась от сотрудничества вследствие полемики со всемогущим редактором М.Н.Катковым. Поводом для разрыва послужила опубликованная в «Русском вестнике» статья Е.Тур «Госпожа Свечина». Катков сопроводил материал редакционными комментариями, которые вызвали острые прения с автором. В связи с этим известный публицист Д.И. Писарев критиковал «Русский Вестник» за то, что он «не уважает умственной самодеятельности своих сотрудников».
В 1861 - 1862 гг. Е.В.Салиас издавала в Москве журнал «Русская речь», освещавший вопросы литературы, истории, искусства, общественной жизни в России и на Западе. Редактировать издание ей помогал журналист, историк и давний друг семейства Е.М.Феоктистов.
«Русская речь» занимала видное место в ряду органов печати умеренного либерализма. В мае 1861 г. (с № 39) журнал объединился с «Московским Вестником». В связи с этим преобразованием общая редакция перешла к Е.М.Феоктистову, который взял на себя также заведование политическим отделом, за Е.Тур осталась литературная часть издания. Вследствие финансовых трудностей журнал просуществовал всего год. Скептически относившийся к новым веяниям поэт и переводчик Б.Н.Алмазов посвятил этому событию ехидную стихотворную пародию «Похороны «Русской Речи»», где были такие строки:
Пал журнал новорожденный -
Орган женского ума,
И над плачущей вселенной
Воцарилась снова тьма...
Одним из сотрудников «Русской Речи» был историк и публицист, профессор всеобщей истории Московского университета Г.В.Вызинский (1834-1879), поляк по происхождению, видный деятель польской эмиграции, впоследствии участник польского восстания 1863 г. Будучи по словам Герцена натурой «доброй и экзальтированной», графиня Е.В.Салиас увлеклась им и его идеями и стала ярой сторонницей движения за освобождение Польши. Она также    сочувствовала студенческому движению, участником которого был ее сын.   В этот период «дом ее сделался мало-помалу сборищем бог знает какого люда, - вспоминал Е.М.Феоктистов, - все это ораторствовало о свободе, равенстве, о необходимости борьбы с правительством и т.п.».
В результате за графиней Е.В.Салиас было установлено полицейское наблюдение, которое было снято только в 1882 г.  Опасаясь высылки, она покинула Россию в конце 1861 г. и уехала во Францию, откуда вернулась только в 1869 г. За границей она не прекратила своей литературной и общественной деятельности, участвовала в благотворительных инициативах в пользу русских эмигрантов, о чем свидетельствуют письма к графине Салиас одного из организаторов студенческого политического клуба «Гейдельбергской читальни» В.Ф.Лугинина. В этот период она часто посещала центры русской эмиграции в Гейдельберге, Цюрихе, Женеве. Во время пребывания М.А.Бакунина во Флоренции 1864 г. Салиас была его постоянной корреспонденткой. В дальнейшем они продолжили переписку.  
Е.В. Салиас глубоко переживала все происходившее на родине. Так, обращаясь к своей близкой подруге А.П.Сусловой, 16 октября 1864 г. она писала: «Что ни говорите, нигде в другой стране такого рабства, жестокостей, преступлений и бесчеловечий не вынесут. Отчаяние берет…».
После возвращения в Россию начался завершающий период творческой деятельности писательницы, изменилась и ее политическая позиция: от прежних либеральных убеждений она перешла к крайне консервативным.
В 1870-х - 1880-х гг. Е.Тур практически отошла от литературной критики и обратилась к созданию переводных и оригинальных произведений для детей, а также работ религиозно-исторического характера, которые пользовались большой популярностью. Например, ее повесть о раннехристианской жизни «Катакомбы» выдержала четырнадцать изданий.
В последние годы жизни Е.В. Салиас де Турнемир жила главным образом в своем калужском имении. «Русской Жорж Санд» не стало в 1892 г. Она умерла в Варшаве, в резиденции зятя - генерал-губернатора И.В. Гурко. В соответствии с волей  писательницы ее прах был перенесен в родовую усыпальницу Шепелевых, находящуюся в монастыре Успения Пресвятой Богородицы Калужской Свято-Тихоновой Пустыни.

23 августа 2015 г.

135 лет со дня рождения А.Грина

Грин - значит "алый"
Сергей Александров

Путь от автостанции к дому-мемориалу Александра Грина в Старом Крыму лежит через долгую, по преимуществу одноэтажную и на первый взгляд ничем не примечательную улицу Карла Либкнехта...
Солнце палит безжалостно, и всплывают в памяти публичные заверения «бывалых людей»: здешняя жара, мол, переносится легко и даже комфортно. Всякий гость этих мест, если он не привычен к плюс 35–37, в подобных утверждениях обнаружит, вероятно, определенное лукавство. 
Родившийся 23 августа 1880 года творец поразительно красочного персонального мира, воспетого в десятках брызжущих солнечными лучами произведений, окончательно поселился среди старокрымских цветов, фруктовых деревьев и древнейших развалин осенью 1930-го. И прожил без малого два года. Уроженец совсем не южной, вятской земли, он, видимо, действительно без особых проблем переносил летнее пекло. Или просто находился в таком физическом состоянии, в котором на высокую температуру воздуха перестаешь обращать внимание. Ибо жар собственного тела достигает порой отметок критических.
И все-таки, почему для последних лет жизни, а что те окажутся последними, Грин, судя по всему, догадывался, он выбрал именно этот, пусть древний, однако изрядно удаленный от моря городок? Официально-историографическая версия — с подачи жены, а затем вдовы писателя Нины Николаевны — объясняет переезд из Феодосии ощутимой разницей в ценах на жилье. Подобный мотив вряд ли устроит тех, кто воспринимает Александра Грина как величайшего романтика-мариниста, самозабвенно влюбленного в морскую стихию. 

Может быть, дело не только в дешевизне жилплощади и благотворном воздействии местного воздуха на больные легкие? Может, из курортной Феодосии он попросту сбежал? Так же, как в свое время из Петербурга — по настоятельной просьбе верной спутницы жизни?..

Роман-газета


"Роман-газета" — российский литературный журнал, долгие годы открывающий для читателей двери в современную прозу и поэзию. В былые времена он издавался миллионными тиражами, по нему массовый читатель судил о состоянии отечественной литературы. «Роман-газета» и сегодня старается держать высокую планку и печатать произведения хорошего художественного уровня. Однако об этом мало кому известно. Всем пользователям нашей библиотеки, обладающим тягой к чтению российской прозы и стремлением расширять свои познания в области отечественной литературы, мы предлагаем возродить традицию знакомства с творчеством современных мастеров пера с помощью «Роман-газеты».

2016

№1 Юрий Поляков "Любовь в эпоху перемен"
№2 "Я стану словом..."/ Лауреаты премии "Справедливой России"
№3 Мирослав Бакулин "Петр Иванович"
№4 Людмила Басова "Синие звезды Европы, зеленые звезды Азии"
№5 Борис Морозов "Игра по правилам, без правил"
№6 Максим Замшев "Весенний репортаж"
№7 Виктор Пронин "Затмение. Из хроники "лихих 90-х"
№8 Валентин Осипов "Корифеи"
№9 "Помолись за солдата!"
№10 Александр Кондрашов "Говорит Москва..."
№11 Сергей Мурашев "Ленты Мёбиуса"
№12 Владимир Солоухин "Мать-мачеха"
№13 Александр Купер "Таймери"
№14 Владимир Крупин "Неделя в раю"
№15 Михаил Лобанов "Дух по-прежнему тревожен"
№16 Константин Скворцов "Иное время"
2015

1 Сергей Шаргунов «1993». Часть 1.
2 Сергей Шаргунов «1993». Часть 2.
"1993" - это семейная хроника, переплетенная с историческим расследованием. 1993-й — гражданская война в центре Москвы. Время больших надежд и больших потрясений. Он и она по разные стороны баррикад. История одной семьи вдруг оказывается историей всей страны.
По четырем цифрам в названии несложно догадаться, что роман про 1993 год, о событиях у Белого дома. Но заявить о его политичности было бы неверно. Это "семейно-исторический роман, затрагивающий тему ненависти и любви, некоей идеологической распри внутри одной семьи", как говорит сам автор. Герои - простые провинциальные люди. Муж - электронщик, но работает в аварийной службе. Его супруга трудится там же на телефоне. Но политика вмешивается и в их жизнь, расставляя по разные стороны баррикад. Впервые Сергей Шаргунов пишет не про себя, но, уверяю вас, ему место в этой книге тоже найдется, только время будет уже другое.

3 Евгений Носов «С сединою на висках»
Написать о войне так, чтобы за строками книги не слышны были свист пуль, грохот снарядов, пулеметные очереди, крики боли и отчаяния. 
Написать тихо, но ясно и мощно, написать с неподдельной и неразделенной скорбью, написать всю правду, которой - сам свидетель. Военная проза Евгения Носова, по словам А.Солженицына, "с горькой горечью всколыхивает... то, что больно и сегодня...". 

4 Галина Турчина «На речке Дебре»
Повесть"На речке Дебре" - о судьбе человека, считавшего себя незаменимым. В одночасье всю его жизнь изменила страшная болезнь. Герой неожиданно уезжает туда, где был счастлив в молодости. И появляется надежда выжить… И любовь показала посещение свое.

5 Камиль Зиганшин «Золото Алдана». Часть 1.
6 Камиль Зиганшин «Золото Алдана». Часть 2.
Роман «Золото Алдана» состоит из двух книг: «Скитники» и «Золото Алдана». В первой читатель знакомится с историей жизни староверческой общины, зародившейся в Ветлужских лесах в середине 19 века, одолевшей трудный путь через Сибирь и обосновавшейся в Забайкальском крае, оттесненной затем в глушь Алданского нагорья и там хоронящейся по сию пору.
В книге «Золото Алдана» повествуется о драматических событиях в жизни общины в период с 1935 по 1955 гг., когда ее судьба тесно переплелась с судьбой белогвардейской колонии, образованной уцелевшими участниками якутского похода дружины генерала Пепеляева. 

7 Дети войны
Нина Дандре «Об одном, о двоих, обо всех»
Борис Евсеев «История легкой души»
Виктор Мельников «Жил человек»
Людмила Гребенщикова «Свидание с папой»
Сергей Трахименок «Родная кровинка»

8 Современная российская повесть
Екатерина Полумискова «Кисловодская элегия»
Екатерина Рощина «Пряные ландыши или купание каурого коня»
Андрей Антипин «Дядька»
Юрий Оноприенко «Одинокая сорока»

9 Михаил Попов «Дочь капитана»
Через судьбу Ларочки, главной героини романа предпринят анализ огромного и противоречивого периода недавней истории страны. В романе прослеживаются судьбы героев, их жизни на фоне непростого, многослойного распада Союза. Роман - это история постепенного превращения симпатичной провинциальной отличницы в акулу пера перестроечных времен. Потом она становится думским деятелем нулевых годов. Лариса Конева и ее мужчины: отец-офицер, друзья, любовники, соратники, поэты, художники, депутаты, генералы, миллионеры, фарцовщики, оппозиционеры. Отношения со всеми этими персонажами прямо или опосредованно влияют и "оттачивают" нежную женскую душу.

10 Сергей Есин «Никогда не забыть», «Опись имущества одинокого человека»
Бывает ли человек абсолютно одинок? или даже после ухода любимых его продолжают окружать их общие вещи, полные смыслов и судеб? Проза Сергея Есина, медленная и медитативная, открывает нам мир «говорящих вещей», в каждой из которых, будь то трюмо или старый чемодан, спрятан целый мир…

11 Сергей Алексеев «Сорок уроков русского». Часть 1.
12 Сергей Алексеев «Сорок уроков русского». Часть 2
В древние времена не существовало на земле ни письменности, ни школ, ни университетов, однако люди не были темными глупцами. Напротив, отличались мудростью и такими знаниями о мире и мироздании, что мы до сей поры восхищаемся их просвещенностью. И все потому, что основным образовательным инструментом являлся язык, способный накапливать философскую, историческую, культурологическую информацию и очень легко отдавать ее, почему и был назван Даром Речи.
Подавить божественную природу в человеке возможно лишь единственным способом — отнять Дар Речи, превратить его в сигнальную информационную систему звуков, растворив магическую суть слова. Поэтому в угоду тем или иным идеологическим установкам реформации подлежал в первую очередь язык — главный носитель и хранитель традиционного мировоззрения.
«Сорок уроков русского» — это исследование всего сорока основополагающих, ключевых слов, которые возвращают языку образовательное начало, а человеку — национальное мышление. 


№13 Роман Сенчин "Зона затопления"
В новом романе Сенчина «Зона затопления» жителей старинных сибирских деревень в спешном порядке переселяют в город – на этом месте будет Богучанская ГЭС. Автор не боится параллели с «Прощанием с Матерой», посвящение Валентину Распутину открывает роман. Люди «зоны» – среди них и потомственные крестьяне, и высланные в сталинские времена, обретшие здесь малую родину, – не верят, протестуют, смиряются, бунтуют. Два мира: уходящая под воду Атлантида народной жизни и бездушная машина новой бюрократии…

№14 Вацлав Михальский "Адам - первый человек"
Новая повесть Вацлава Михальского "Адам -первый человек" не похожа на все предыдущие работы автора. Читатели, знакомые с повестями "Балладао старом оружии", "Катенька", "Печка", с романами "Семнадцать левых сапог", "Тайные милости", с эпопеей "Весна в Карфагене", найдут в новой повести много неожиданного, как в стиле и манере изложения, так и в самом материале этой небольшой книги.
Пожалуй, неизменными по отношению к прежним книгам остаются только высокая степень искренности и способность одухотворять героев, присущие письму Вацлава Михальского.

№15 Всеволод Кочетов "Чего же ты хочешь?" Часть 1.
№16 Всеволод Кочетов "Чего же ты хочешь?" Часть 1.
Всеволод Кочетов (1912-1973) видный представитель так называемой "секретарской" литературы. Член Центральной Ревизионной комиссии КПСС. В 1953-1955 - секретарь Ленинградского Союза писателей. В 1955-1959 - главный редактор "Литературной газеты". С 1961 - редактор журнала "Октябрь". Автор романов "Журбины" о трех поколениях рабочей династии (по нему снят фильм "Большая семья", в котором играл Алексей Баталов) и "Секретарь обкома".
Боролся с "Новым миром" Твардовского. Сильно пил и покончил с собой.
"Чего же ты хочешь?" это лебединая песня писателя, чья птичья фамилия вовсе не располагала к жалобным лебединым крикам. Это "наш ответ" всем либералам (из "Нового мира" в особенности), всем славянофилам (из "Молодой гвардии" в частности), всем открытым и тайным диссидентам, всем агентам западных спецслужб и всем оболваненным этими самыми спецслужбами молодым и взрослым товарищам.
"Чего же ты хочешь?" это большевистский вопрос, как бы заданный писателем-коммунистом желторотым юнцам, разевающим клювы на обманки и приманки Запада, который только и думает, как бы ему завалить СССР и раздавить его железной пятой мировой буржуазии. Отвечать на этот вопрос нужно прямо и честно. Не моргая. Глядя в глаза.

2014

1 Святослав Логинов «Свет в окошке»
В своем романе "Свет в окошке" С. Логинов рисует необычный загробный мир, куда попадает после смерти главный герой Илья ИльичВ этом мире правят деньги, количество которых зависит исключительно от памяти, которую оставил после себя усопший в реальном мире. За деньги тут можно все  - стать молодым, обрести могущество или построить свой маленький рай в соответствии со своими представлениями о загробном жизни. Лучше всех живут люди в Цитадели, память о которых навечно остается в истории. Илья Ильич находит на небесах всех своих родных, знакомиться с новыми людьми и как может обустраивает жизни всех дорогих ему людей. Но Илья Ильич понимает, что придет и его время и тогда он исчезнет окончательно.    

2 Проза 20-30-х годов. Катаев И, Баршев Н. Романов П.
Катаев, Баршев, Романов... Три прозаика, вошедшие в большую литературу, как тогда говорилось, в эпоху войн и революций, писали без лукавства, с болью и любовью  к своему многострадальному народу. Яркий публицист, идеалист и романтик Иван Катаев (1902-1938), тонкий психолог и наблюдательный сатирик Николай Баршев (1888-1938), чеховской школы рассказчик Пантелеймон Романов (1884-1938)

3 Дмитрий Ермаков «Тень филина»
В романе Дмитрия Ермакова "Тень филина" показана картина жизни вологодской деревни, а точнее Красного берега с деревенькой Ивановкой, на котором с языческих времен лежал на вершине высокого берега Марьин камень, и села Воздвиженье с церковью, для местных жителей, воплощавшего в себе всё: веру, власть, образование и примеры из городской жизни. Действие в романе начинается во времена первой мировой войны.Мы узнаем о  жизни дворянского рода Зуевых. Многовековой истории крестьянского рода Игнатьевых. Хотя слагается летопись Игнатьевых в основном из судеб мужчин.  Мы узнаем онародных традициях и обрядах, которые показаны в воспоминаниях почти всех героев во все века действия в романа. 

4 Александр Куприн «Голос оттуда»
Впервые в отечественной и зарубежной практике предпринята попытка собрать образцы позднего творчества Александра Ивановича Куприна (1870-1937), разбросанные по страницам русских периодических изданий Нарвы, Ревеля, Риги, Гельсингфорса, Парижа и находящиеся, главным образом, в малодоступных зарубежных хранилищах и российских коллекциях. 

5 Андрей Рубанов «Сажайте, и вырастет». Часть 1.
6 Андрей Рубанов «Сажайте, и вырастет». Часть 2.
Сума и тюрьма - вот две вещи, от которых в России не стоит зарекаться никому. Книга Андрея Рубанова  - именно об этом. Перед арестом у героя романа, которого как и автора зовут Андрей Рубанов,  было все, из тюрьмы он вышел нищим... Мытарства и внутреннее преображение героя в следственном изоляторе "Лефортово" и " Матросской тишине", где в камерах сто тридцать человек спят на вонючих шконках в четыре смены по шесть часов в сутки. Все это описано столь ярко и убедительно, что вызывает невольную дрожь сопереживания. История главного героя вызывает симпатию, во-первых как к сидельцу, во-вторых, как к новому человеку, от которого за три года отслоился алчный Андрюха-банкир.

7 Павел Крусанов «Мертвый язык»
О чем роман Павла Крусанова "Мертвый язык"? О любви и ненависти, тщете желаний, о надежде и осознании ее иллюзорности, о мире, у которого вышел срок годности. Корни героев тоскуют по райской земле, но в действительность катастрофична даже тогда, когда надевают маску благополучия и процветания. Попытки героев вернуть обществу зрелища статус реальности вновь обратить клюквенный сок в горячую кровь, раз за разом терпят поражение. Но не найденный ими "душ Ставрогина", природа которого так до конца и остается не постигнутой, дает им шанс в образе перволюдей вновь обрести эдем. Такая вот довольно запутанная история.

8 Сергей Николаев «Там, под небом чужим»
Как и вся литература о минувшей войне, повесть Сергея Николаева показывает человека, как теперь говорят, в экстремальных ситуациях. А война разнообразна как сама жизнь, где есть свои герои и свои подлецы. Она характерна тем, что ломают ее, эту нечеловеческую трагедию, в основном молодые парнишки. Таковыми в повести Сергея Николаева "Там, под небом чужим..." являются почти все танкисты подразделения, ставшие героями произведения. 

9 Валентин Курбатов «Подорожник»
Десятки встреч автора с прославленными людьми искусства, многих из которых уже нет в живых. И в каждой встрече - знакомый и словно бы незнакомый человек, никому в подобных обстоятельствах не известный.

10 Ольга Кучкина «Ты где?»
Сюжет нового романа Ольги Кучкиной, который представляет нам роман-газета, закручивается туго: один из самых известных в стране писателей приглашен на встречу Первого Лица с интеллигенцией. А распрямиться пружина стремительно и хлестко, больно зацепив и Первое лицо, и самого писателя и его сына, журналиста радиостанции "Ухо молвы"... Узнаваемо все: литературная тусовка, общественные нравы, сведения властью счетов со своими противниками. Не думайте, что перед вами политическая сатира, это жизнь: человеческая история, любовь, обманы, измены, предательства - в жанре семейного романа.  

11 Валентин Иванов «Желтый металл»
Известность Валентину Иванову принесли исторические романы "Русь изначальная" (1966),"Повести древних лет" (1955) и "Русь Великая" (1967). 
А вот детективный роман "Желтый песок"  посвященный нелегальной добыче, скупке и перепродаже золота, вызвал скандал в партийном руководстве и был изъят из продажи и библиотек, по официальной формулировке "за хулиганские выпады в адрес грузин и других советских народов"  а возможно из-за слишком подробных описаний функционирования советской "теневой экономики". Такое знание не случайно, Иванов более 30 лет проработал в союзных ведомствах ревизором, плановиком, начальником производственно-планового отдела, так что представлял реальную экономику изнутри.

12 Валерий Рокотов «Корона шута»
"Корона шута" - творение трагикомическое, где комическое заметно преобладает. Критики назвали книгу "провокационной и яркой" и выдвинули на литературную премию "Букер" как одно из самых веселых произведений последних лет. Ее героя можно назвать забавным гибридом бравого солдата Швейка и Карлсона, который живет на крыше. Он многих удивит, этот диковинный персонаж, поставивший перед собой Великую Цель - разогнать тоску, которая веками владеет миром.

13 Владимир Еременко «Носители разума»
Сборник рассказов.

14 Георгий Пряхин «Интернат»
Эта повесть автобиографична. В ней автор пишет о том, что было в действительности, что испытано, пережито, прочувствовано им самим. Эта повесть посвящена детворе послевоенных лет. В повести показывается сколько жизненных драматических ситуаций, как много нестандартных правдивых характеров.Когда она вышла отдельной книжкой, она была признана лучшей книгой молодого автора за год.

15 Мы вернулись домой. Проза писателей Крыма

16 Борис Агеев «Душа населения»
Повесть курянина Бориса Агеева «Душа населения» – образец тончайшего письма христианской прозы. Он выводит перед нами человека мощного, с достоинством. Чтобы сохранить это достоинство, ему не нужны ни роскошь, ни блестящее место в жизни. Герой живет по необходимости. Это очень важно сегодня, когда всем предлагают жить по прихоти, по инстинкту. Агеев продолжает традиции деревенской прозы, но есть и новизна – в повести рядом с человеком из народа выведены интеллигенты: писатель и ученый. Их взаимопонимание, любовь друг к другу совершенно очевидны. 

17 Виктор Пронин «Падай, ты убит». Часть 1.
18 Виктор Пронин «Падай, ты убит». Часть 2.
Человек написал донос на своего товарища. Другой написал на конверте адрес очень грозной и всемогущей конторы. Третий вложил донос в конверт и опустил письмо в почтовый ящик. И жизнь четвертого человека оказалась сломана. Прошли годы, и наступил час, когда надо платить по счетам. Ведь ничего случайного в нашей жизни не бывает: тайное становится явным, тьма сменяется светом, а ружье, висящее на стене, в конце концов стреляет…

19 Александр Трапезников «Слагатели слов среди деревьев»
В новом номере роман- газеты представлен новый роман Александра Трапезникова "Слагатели слов среди деревьев" - это психологический детектив, связанный с писательским сообществом. В Дом творчества "Шмалеевка" приезжает большая группа литераторов. В романе выражены взгляды писателя и на творчество вообще и на состояние современного общества.

20 Александр Проханов «Время золотое»
В своем номере роман - газета предсталяет роман Александра Проханова "Время золотое" - он посвящен всем болотным делам. Роман рассказывает о недавних событиях, которые сотрясали основы государства российского: О Болотной площади, о толпах, движущихся на Кремль, о трагической схватке, в которой могли погибнуть миллионы людей. Это роман о героях Болотной, о лидере. Но не следует искать среди героев прямых прототипов. В книге все правдиво и условно, правдоподобно и вымышлено одновременно. Здесь ничего не стоит упрощать и воспринимать напрямую, хотя все вызывает неизбежные аналогии.

21 Современная российская проза
В новом номере журнала представлены авторы современной  российской прозы - Сергей Козлов, Евгений Шишкин и Павел Парамонов. 

22 Георгий Гребенщиков «В горных далях»
Первый литературный опыт Гребенщикова относится к 1904-1905гг. В "Семипалатинском листке", взяв псевдоним "Крестьянин Г", он публикует первые печатные произведения: очерки, стихи, рассказы. В апреле 1906г. была напечатана первая книга Гребенщикова "Отголоски сибирских окраин". Крупнейшим событием в биографии Гребенщикова были его поездки в 1910-1911 годах на Алтай с целью бытовых и этнографических наблюдений. В 1916-1917 годах были опубликованы более двадцати очерков о напряженной борьбе за спасение человеческих жизней и о начале Гражданской войны. Оказавшись в мае 1918 года в Одессе, а затем в Ялте, Гребенщиков печатается почти во всех крымских газетах, выступает на литературных вечерах с чтением своих произведений. В августе 1920 года отплывает из Севастополя в столицу Турции, а в начале 1921 года прибывает во Францию. Последний, самый длительный и творческий плодотворный период Гребенщикова - сорок лет, которые он прожил в Америке. Гребенщиков до конца дней надеялся на то, что его книги будут прочитаны на Родине. В письме к К. М. Симонову  в 1946 году он писал: "... я признан почти всюду, но совершенно неизвестен на Родине только потому, что попал в волну выплеснувшую меня за рубежи". Ощущение тесной связи с родиной, интерес к русской культуре никогда не покидали писателя. Он глубокий, тонкий психолог и в то же время певец алтайской природы, непревзойденный пейзажист. Вспомним слова Ф. Шаляпина: "Когда я читал "Чураевых", я гордился, что я русский, и сожалел, что не сибиряк"

23 Борис Евсеев «Русское каприччо»
Рассказы Бориса Евсеева - неповторимое явление в нынешней русской прозе. В них есть все, что делает литературу по настоящему художественной и интересной: динамический сюжет, прочная документальная основа, глубинное проникновение в суть характеров. Великолепие и нищета современной России, философы из народа и трепетные бандиты, владельцы магазинов, чудаковатые подмосковные жители - вот герои, создающие новую среду в "русских каприччо". Борис Евсеев: «Человек пригорода исследован очень мало. Что мы знаем о нем? И у нас, и за рубежом много писали о деревенских и городских, а вот о пригородных как-то позабыли. А между тем люди пригорода - это целая Вселенная. Это несхожие с городскими и деревенскими понятия и мысли, это иной образ жизни. Это, наконец, питательная среда для самого гибельного варианта ближайших российских событий: для ползучей революции. Жизнь между двух стульев сделала человека пригорода несчастным и опасным. В то же время  и художественно, и житейски - это новый тип. Как пройти мимо такого?»

24 Вера Галактионова «На острове Буяне»
В романе Веры Галактионовой рассказывается о селе Буян которое располагалось на недосягаемом острове, о чем говорило местное предание. Но теперь это берег таежной реки, диковинная глухомань, в которую не заманишь благоразумных людей, - там "птицы без голоса, цветы без запаха, женщины без сердца". Неприветливое село крепко ограждено от внешнего мира - хозяйским древним укладом и строгими заветами старины. И только нечаянное появление в селе городского проходимца вносит разнобой в устоявшийся быт. Разбойничья народная вольница и жертвенность, угрюмый провинциальный навык уклонения от новшеств и склонность к самодурству - все эти противоречия русской жизни сплетаются в тугой узел трагедии здесь, где сообща, на свой лад, решают, как уберечь село от участи Кондопоги и Сагры. И только близость природного человека к чуду выводит действие романа из череды страшных событий у свету.

19 августа 2015 г.

Пресса о нас

В июньском номере газеты "Нахичевань-на-Дону" опубликована заметка заведующей библиотекой им. Некрасова Игнатенко Л.Х. об архиве В.П.Галустян. Для удобства чтения нажмите на фото.

4 августа 2015 г.