21 марта 2016 г.

Ах уж эта Астахова!

Дорогие друзья!
Поздравляем вас с Международным Днем поэзии!
По традиции в этот день мы знакомим вас с одним из молодых современных российских поэтов, популярных в интернет-пространстве и, увы, мало знакомых широкому кругу любителей стихов. Читайте и наслаждайтесь!


ОБ АВТОРЕ
Ирина Астахова (творческий псевдоним Ах Астахова) – молодая и популярная в современном литературном сообществе поэтесса из Москвы.
Её выступления собирают сотни и тысячи зрителей в концертных залах разных городов России, Украины, Беларуси, а также Франции, Германии, Чехии, Испании и Италии.
В 2013-2014 году Ах Астахова дала более 120 концертов в 53х городах и 8 странах, которые посетили более 35 000 человек. Что делает ее одним из самых востребованных публикой поэтом в современном русскоязычном пространстве.
Лауреат творческих премий и конкурсов, таких как «Паруса надежды» в номинации «Авторское чтение», «Золотая Горгулья" от клуба «16 тонн» в номинации «Лучший арт проект года» и др.
В лирике Ирина затрагивает темы тонких и зачастую не простых отношений. Любит тему путешествий, поиска жизненного пути и призвания, самопреодоления, борьбы с пороками и многого другого. Лирика Ах Астаховой очень многогранна.
Не менее примечательна ее манера живых выступлений. Непередаваемая легкость и жизненность лиричных строк в сочетании с мелодичным, живым музыкальным сопровождением создают удивительную атмосферу на ее выступлениях. Ирина будто заглядывает в душу каждому слушателю и затрагивает самые потаенные струны каждого, кто имел удовольствие посетить ее концерт. Эмоции буквально материализуются в пространстве зала.
На данный момент Ира выпустила сборник стихотворений каждый новый тираж которого продается с феноменальным для современной литературной России ажиотажем. Дебютная книга «Мужская лирика / Женская лирика» представляет собой сборник стихов двух противоположностей, уживающихся в поэте: прямолинейные и строгие стихотворения, написанные от лица героя сердцееда, и мягкие и нежные стихи полные глубокой трогательности женской души.
СТИХОТВОРЕНИЯ

***
Если пусто в душе -
значит, время сменить маршрут.
запиши в голове разборчиво,
без чернил:
если любят тебя
— обязательно подождут,
если счастье придет
— значит, ты его заслужил.
сколько ни было б лет
— душою будь молодым
и не думай, когда
и где будет твой финал.
не любя́щих тебя
— спокойно отдай другим.
отраженье ищи в душе,
а не у зеркал.
если дом опустел
— не бойся покинуть дом.
если город не тот
— решайся и двигай прочь!
если ленишься ты
— все дастся с трудом,
и никто и ничем
не сможет тебе помочь.
если враг у тебя
— врагу пожелай добра.
к каждой мелочи в жизни
всегда будь открыт и рад.
если просят уйти
— то, значит, тебе пора,
и не смей никогда
с укором смотреть назад.
и не бойся искать
— такие свое найдут!
и не бойся терять
на это ни лет, ни сил!
если любят тебя
— обязательно подождут,
если счастье придет -
то, значит, ты заслужил.

***
Меня убивает и делает резкой,
И делает твердой до мозга костей,
Большая, как солнце с искрящимся блеском,
Безумная, страшная вера в людей!

Я верю в слова, что, как правило, мало
Несут за собой, забываясь за день.
И делает сердце безумно усталым
Людская, никчемная, глупая лень!

Я верю в поступки, что вам — непривычны!
В простой, бескорыстный мотив ваших дел.
Я верю, что каждый внутри — безграничен,
Но в каждом, увы, я встречаю предел!

Куда только мысли меня не носили,
Пока я молчала, о слабых скорбя;

Меня убивает, но делает сильной
Безумная, страшная вера в тебя.

9 марта 2016 г.

Сетевой проект "Чувство Родины"

Прогулка по Проспекту Памяти

Именная звезда Александра Печерского
на Проспекте звезд в Ростове-на-Дону
Нынче стало модно повсеместно открывать Аллеи звезд и закладывать на них именные пятиконечные светила. Вот и в Ростове-на-Дону с 2008 года ежегодно на пешеходной части Ворошиловского проспекта открывают по одной новой латунной звезде с именем ростовчанина, достойного вечной памяти. Увы, но большинство проходящих мимо жителей донской столицы вряд ли смогут правильно ответить на вопрос, за какие заслуги эти люди получили свои памятные звезды.
- Вы знаете, кто такой Александр Печерский? - спрашиваю я у подростка, делающего селфи на аллее.
Он равнодушно смотрит на впечатанную в асфальт звезду, затем высказывает предположение: - Древнерусский князь, типа Невского? - И сам смеется над своей глупостью.
Я не в праве его упрекнуть в безграмотности, потому что имя Александра Печерского в нашей стране долгие годы находилось в забвении.
- А ведь о нем снят фильм в Голливуде, - выкладываю я козырь, когда вижу, что юноша собирается уходить.
- Серьезно? - парень недоверчиво поднимает бровь.
Мне становится стыдно от того, что завладеть вниманием молодого русского человека можно только так, маня голливудскими огнями. Но не меньший стыд у меня вызывает тот факт, что отечественный кинематограф и вовсе не потрудился снять о Печерском кинофильма.
- А в Бостоне установлена стеклянная стела с его именем, - продолжаю интриговать я.
- Да ладно, - ухмыляется мой собеседник, но я вижу, что ему интересно узнать подробности. И тогда я рассказываю ему то, что и сама узнала не так уж давно.

А. Печерский
Александр Аронович Печерский родился 22 февраля 1909 года в Кременчуге. Вырос в Ростове-на-Дону. Окончил музыкальную школу. Работал на паровозоремонтном заводе. Мечтал играть в театре. В июне 41-го его призвали в армию.
В октябре 1941 года он попал в окружение под Вязьмой, был ранен и пленен. Его отправили сначала в один лагерь для военнопленных, затем в другой. В сентябре 1943 года Печерский попал в Собибор.
Собибор — один из крупнейших центров уничтожения евреев. Узников концлагеря рассматривали как бесплатную рабочую силу, лагеря обычно и строились рядом с предприятиями или шахтами, где люди умирали от непосильного труда, голода и болезней. 
Задача Собибора состояла в одном — как можно скорее убить максимально большое число узников. Иногда от доставки партии узников до их убийства проходило всего несколько часов. Печерского не убили сразу, потому что он работал в столярной мастерской. Но он прекрасно понимал, что и его дни сочтены. Поэтому Печерский предложил товарищам по несчастью смелый план. Не тайно бежать, а устроить восстание, напасть первыми. 
Ставку сделали на жадность охранников и надзирателей. План сработал. Эсэсовцу Йозефу Вольфу узники сказали, что среди вещей новоприбывших обнаружили отличное кожаное пальто, которое явно ему подойдет. Он прибежал смотреть обновку, и... был убит. Заместитель начальника лагеря Йоганн Нойман приехал, чтобы примерить костюм... Начальник лагерной охраны Зигфрид Грейтшус рассчитывал на новое зимнее пальто...
Покончив с эсэсовцами, истощенные и безоружные узники забрали оружие, перерезали провода и отключили телефонную связь в лагере. Заодно обесточили колючую проволоку ограды. Убили начальника караула. Один из бывших военнопленных крикнул: "За Родину, вперед!" Одна группа бросилась к оружейному складу, остальные — к центральным воротам. Часовой на вышке увидел, что узники бегут, и начал стрелять. 
Из почти 550 заключенных рабочего лагеря 130 не приняли участие в восстании, около 80 погибли при побеге, ещё 170 были пойманы немцами в ходе широкомасштабных поисков. Все оставшиеся в лагере и пойманные после побега были убиты немцами.
До конца войны дожили 53 участника восстания. Восемь человек из числа бывших советских военнопленных Печерский привел в Белоруссию, где они вступили в партизанские отряды.
После войны лагеря уничтожения превращали в страшные музеи преступлений Третьего рейха. А вот Собибор поляки пытались забыть. Особенно те эпизоды, когда бежавших из лагеря поляки выдавали немцам или убивали сами. На территории исчезнувшего лагеря построили детский сад. Ни о чем не подозревавшие детишки играли на костях убитых.
В 1965 году здесь все-таки поставили памятник. Но неуместный на братском кладбище детский сад перевели в другое место лишь, когда сменилась власть.
Рутгер Хауэр в роли
А. Печерского
14 октября 1993 года президент Польши Лех Валенса обратился к тем, кому удалось бежать из Собибора: «Здесь заключенные-евреи подняли восстание. Спасение жизни не было целью героического восстания, борьба велась за достойную смерть».  Именно эти слова процитировал в своей недавней речи министр культуры России Владимир Мединский, который возглавил российскую делегацию на памятных мероприятиях в Собиборе 27 января в Международный день памяти жертв Холокоста. Владимир Мединский передал директору музея Собибора копию указа Президента России о награждении главы восстания Александра Печерского Орденом мужества посмертно. Не прошло и 80-ти лет, как награда нашла своего героя и благодарные соотечественники наконец вспомнили об отважном поступке Александра Печерского. Это тем более обидно, что за границей о Печерском никогда не забывали. В 1987 году в Штатах вышел фильм «Побег из Собибора», и актер Рутгер Хауэр даже получил премию Золотой глобус за исполнение роли отважного Сашко.
Однако для советских властей действия Печерского подвигом не стали. Даже в Ростове мало кто знал, что рядом живет настоящий герой.
После войны Печерский демобилизовался. Вернулся в родной город, написал воспоминания. Они вышли небольшим тиражом. А потом Собибор перестали вспоминать, потому что в стране развернулась антисемитская кампания. 
В 1949 году он был представлен к ордену Отечественной войны II степени. Однако, награду изменили на медаль «За боевые заслуги». Свою первую звезду Печерский получил лишь в 2010 году. Правда, не лично, а на ростовском Проспекте звёзд. Тогда же его именем назвали улицу в Суворовском микрорайоне.
Дети и внуки бывшего узника не теряли надежды, что однажды подвиг Печерского будет отмечен и государственной наградой. Это радостное событие произошло в начале 2016 года. Только радость эта с оттенком горечи. Потому что Александр Аронович не дожил. Потому что выросло два поколения россиян, которым неведомо имя Печерского.
Говорят «Лучше поздно чем никогда». Наверное. Но нельзя ли все-таки научиться делать все вовремя.
Хотя бы иногда.
Хотя бы для самих себя.
Хотя бы самое важное.

8 марта 2016 г.

Они подарили нам Женский день

Клара Цеткин и Роза Люксембург
Праздник 8 Марта сейчас приобрел романтическую окраску. Однако имена основательниц «женского дня» — Клары Цеткин и Розы Люксембург — идеология связывала исключительно с политической борьбой. Но ввязались в эту борьбу обе дамы благодаря своим романтическим увлечениям.

КЛАРА ЦЕТКИН,
урожденная Клара Айснер 

Родилась 5 июля 1857 года в Видерау (Саксония) в семье школьного учителя. 

Училась Клара так хорошо, что хозяйка гимназии выделила ей бесплатное место. Здесь девушка познакомилась с русскими политэмигрантами, в том числе с Осипом Цеткиным. Кларе прочили блестящую карьеру, но после гимназии она порвала с семьей и занялась политикой.

В 1882 году переезжает в Париж, к Осипу, берет его фамилию и рожает двух сыновей. Через 7 лет Осип умер от туберкулеза. Клара встает во главе женского движения социал-демократов. «Браво, Клара!» — отзывается о ней Фридрих Энгельс в письме к друзьям. 

В 1910 году на Второй Международной конференции женщин-социалисток в Копенгагене вносит предложение объявить 8 марта Международным женским днем. Роза Люксембург и остальные делегаты предложение поддерживают. 

Четверть века была главным редактором газеты «Равенство», выходившей в Штутгарте. Спонсировал издание Роберт Бош, основатель электротехнического концерна BOSCH.

В 40 лет влюбилась в 22-летнего художника Георга Фридриха Цунделя. Через два года они поженились. Счастье продолжалось до Первой мировой. Клара осуждала войну, а Георг в 1916-м ушел на фронт. 11 лет Клара не давала мужу развод. Сдалась, когда ей было уже 70. И Георг женился на давней возлюбленной — Пауле Бош, дочери Роберта Боша. 

В августе 1932 года на первом заседании вновь избранного рейхстага (по традиции его открывает старейший из прежних депутатов, а Кларе уже 75 лет) сказала: «Требование момента — это единый фронт всех трудящихся, для того чтобы свалить фашизм!» И передала слово представителю самой многочисленной фракции — Герману Герингу.

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ,
урожденная Розалия Люксенбург 

Родилась Розалия 5 марта 1871 года в Царстве Польском (территория Российской империи). В гимназии училась на отлично, но золотую медаль не получила — за «оппозиционное отношение к властям». Переехав в Цюрих в 1889 году, заменила букву Н в фамилии на М, а имя Розалия — на короткое Роза. 

Замужем была один раз и то по расчету — ради немецкого гражданства. В 1898-м, переезжая в Берлин, Роза заключает фиктивный брак с младшим сыном своего цюрихского домохозяина — Густавом Любеком. Он был на два года младше, работал наборщиком в типографии, придерживался анархистских взглядов. Все годы знакомства они оставались хорошими друзьями, а через пять лет благополучно развелись.

Была миниатюрной миловидной женщиной с «большими, выразительными глазами», а ее голос «был теплым и вибрирующим» — так писал о ней в мемуарах лидер коммунистической партии США Бертрам Вольф. Однако из-за врожденного вывиха бедра Роза всю жизнь сильно хромала.

Клара и Роза со временем стали близкими подругами. Двери дома Цеткин всегда открыты для «маленькой хрупкой Розы». Правда, какое-то время Клара обижалась на подругу из-за романа с сыном, но время сгладило обиду. В 1933 году последним словом умирающей Клары, как утверждают, было имя: «Роза».

Довольно продолжительный роман сложился у Розы с младшим сыном… Клары Цеткин (к тому времени женщины были знакомы уже 9 лет). Константину на момент знакомства было 22 года, Розе — 36 лет. Она его впечатлила. Роман с Розой продолжался несколько лет, постепенно чувство молодого человека остывало, но Роза не отпускала его. Спасла Константина армия: через восемь лет отношений, в 1915 году, он ушел на фронт и больше к Розе не вернулся. Счастливо прожил до 95 лет, умер в Канаде.

Лео Йогихес — социал-демократ из Вильнюса. В 19 лет Роза писала ему романтические письма. Он же вел с ней политические беседы и дарил идеологические брошюры, предупредив, что не готов пожертвовать свободой ради буржуазных семейных ценностей. Их вялотекущие отношения длились более 20 лет. 

Трижды сидела в тюрьме. В 1913 году была арестована за антивоенные выступления. В суде ее защищал юрист Пауль Леви. С ним у Розы был короткий и бурный роман. В 1919-м в Берлине подавили восстание рабочих, Розу задержали и убили в тот же день. Тело выбросили в Ландверканал по пути в тюрьму. Его нашли лишь спустя почти пять месяцев.

Оригинал статьи

3 марта 2016 г.

Всемирный день писателя

Классики и современники

Они все делают, чтобы стать практически неотличимыми от классиков в бородах и бакенбардах. Они почти убедили целую страну в том, что и есть наследники по прямой Александра Сергеевича, другого Александра Сергеевича, Льва Николаевича, Федора Михайловича, Антона Павловича. Но тут случились известные события в Крыму и на Донбассе, всем стало известно про «сепаратистов» и «86 процентов», и наши новоявленные классики вдруг начали обзывать собственный народ «дикарями» и «африканцами» (хотя это странное оскорбление для цивилизованного человека, не правда ли?).

В общем, часть культурных пастырей явились перед нами совсем в ином виде, и кое-кому из них вдруг захотелось сказать:
— Послушайте, уважаемый, у вас, это... борода отклеилась. И бакенбард, знаете, тоже.
Бороды оказались накладными, увы.
Разница между «классиками» и «современниками» заключается, конечно же, не в отношении к «аннексиям» и «войнам». Иной раз классические русские писатели действительно выступали в качестве гуманистов и даже пацифистов (однако гораздо реже, чем нам рассказывают; а воевали, напротив, куда чаще, чем нам кажется).
Разница другая, и мы не станем выдерживать слишком длинную паузу, тратя ваше терпение, но откроемся немедленно.
Буржуазность — вот основное отличие.
Русский писатель мог восхищаться воинами и даже, прямо говоря, тиранами, мог заботиться о маленьком человеке (впрочем, и Пушкин, и Гоголь, и Достоевский вполне умели совмещать первое со вторым) — но русский классик никогда не был буржуазен.
«Буржуа Пушкин» и «буржуа Лермонтов». Чувствуете, как сводит дыхание и подступает какое-то болезненное, тошнотворное ощущение от того, что совмещаются такие несовместимые вещи?
«Буржуа Лесков» и «буржуа Достоевский». Кошмар, зубы ноют.
А «буржуа Чехов»! Боже мой, даже писать это стыдно; проще на заборе какое-нибудь короткое слово намалевать.
«Буржуа Ломоносов», «буржуа Тютчев», «буржуа Блок», «буржуа Гумилев» — все это ужасный моветон, это не склеивается, это прожигает бумагу!
Но можно еще дальше пойти: как вам «буржуа Велимир Хлебников»?
Да, некоторые русские литераторы, особенно, как ни странно, из низших слоев, умели пользоваться отдельными достижениями и достоинствами буржуазного мира. Горький был успешным издателем и богатым человеком. Сергей Есенин в команде с Шершеневичем и Мариенгофом открыл несколько кафе, владел книжными лавками и даже кинотеатром.
Однако Горький — он все равно нет, не буржуа, весь его вид, вся его ницшеанская философия, вся его проза, да и все его поступки вопиют против этого.
А Есенин? Цилиндры, лайковые перчатки, лаковые ботинки ни на минуту не делали его буржуа, он лишь пародировал тех, кому в юности завидовал, и злил тех, кого презирал — прежних и новых буржуа.
Даже Брюсов — предводитель литературных когорт, высоко несший себя, живший в особняке посреди Москвы, — даже он никакой не буржуа!
Что уж говорить об Андрее Белом? О Бальмонте? О Марине Цветаевой?
Давайте еще минутку поразвлекаемся и попробуем совместить несовместимое.
«Буржуа Грибоедов». «Буржуа Батюшков». «Буржуа Салтыков-Щедрин».
Буржуа, Боже мой, Гаршин. Все, больше не могу.
Конечно, отношения с буржуазными ценностями складывались в русской литературе иногда не столь однозначно. Маяковского будто бы затаскивало туда, в этот изящный и упорядоченный буржуазный мир, и он застрелился, спасаясь. Михаил Булгаков втайне желал стать нормальным буржуазным писателем, но он был нужен вечности в качестве творца и гения, и ему не дали.
А многим — дали: пожалуйста, сколько хотите.
Перебрасываем мостик к нынешним временам, и что мы видим?
Борис Акунин не оскорбится, если мы назовем его буржуазным писателем? Акунин — кумир буржуазии, кумир мещанства, кумир интеллигенции. Но сам он не мещанин и едва ли интеллигент — он именно что буржуа, и весь вид его об этом вопиет.
Татьяна Никитична сама писала восхищенные эссе о буржуазии, панегирики, оды — так Маяковский восславлял «атакующий класс», как она любила в свое время буржуазию и буржуазный уклад; поэтому что тут говорить, нечего тут говорить. Возможно, сегодня буржуазия ее подбешивает, и вчера уже подбешивала, но об этом она куда меньше рассказывает. Все больше о пролетариате и скверных пролетарских привычках.
А Людмила Евгеньевна? Строгая, умная, совестливая буржуазная писательница.
Самое смешное, что и Владимир Сорокин, при всем своем антураже — безусловно, буржуазный писатель. И весь вид его, и все его колонки в буржуазные европейские издания, и все его манеры подчеркивают это. О, этот буржуазный лоск! О. Взглянешь — и зажмуришься. Нет, мы никогда не сможем так выглядеть.
Виктор Ерофеев — это безусловная буржуазия, патентованная.
(Иной раз они думают, что, становясь буржуазией, они автоматически становятся аристократами, что каждый из них «барин» — как Василий Розанов о себе писал — но, увы, нет, аристократами не становятся: сами послушайте «аристократ Акунин», «аристократ Ерофеев» — так себе звучит, да?)
Не стоит думать, что эти вещи зародились после «перестройки». Нет, они вовсе не выражаются в достатке или, к примеру, приверженности либерально-демократическим ценностям и западничеству.
Если Шолохова и Платонова (или, навскидку, Багрицкого и Твардовского) еще сложно было даже отчасти совместить с понятиями о буржуазности, то позднесоветская элита и элитка уже обуржуазились вполне.
Замечательный поэт Андрей Вознесенский думал, что он в западном понимании artist, со всеми его платочками и костюмами, но он был буржуа. Как и Рождественский Роберт, как многие и многие иные.
Василий Макарович Шукшин или Валентин Григорьевич Распутин при всем желании буржуа стать не могли, но вообще в среде «почвенников», полных и непримиримых патриотов, даже, как это нынче называется, «хоругвеносцев» — буржуазии было с переизбытком. С такими почвенными бородами имелись у нас буржуа — туши свет! И сейчас подобных хватает.
Стоит, наверное, уточнить, что ничего плохого в буржуазности нет. Есть определенные классы, у классов есть определенные ценности и достижения.
В конечном итоге мы — во многом — живем в мире, построенном буржуазией. В мире комфорта, уважения к правам человека, лосьона, сорока сортов йогурта, айфона и чего-то там еще. Мы всем этим пользуемся, мы это едим, мы на этом ездим.
Разве не имеет право буржуазия на своих писателей? На доброе слово о себе?
Вполне себе имеет.
Однако едва ли у вас возникнет желание через запятую назвать Веничку Ерофеева и Виктора Ерофеева — вы должны отдавать себе отчет, в чем главная разница. Вовсе не в объеме таланта — Виктор, кстати, Ерофеев очень одаренный литератор, а в свое время был сверходаренный.
Разница в том, что, несмотря на все прелести буржуазии, Александр Сергеевич, другой Александр Сергеевич, Михаил Юрьевич, Николай Васильевич, Лев Николаевич, Федор Михайлович, Антон Павлович, Александр Александрович, Николай Степанович, Осип Эмильевич и Сергей Александрович не считали эти прелести определяющими и основополагающими в бытии вообще и тем более — в русском бытии.
А эти — считают.
Поэтому извините. У вас ус отклеился, мсье.
© 2016 газета "Культура"

1 марта 2016 г.

Герои с пушистым хвостом

1 марта — Всероссийский день кошек
Подборка книг от библиотеки им. Некрасова:

Вики Майрон "Дьюи"

Какие переживания может вынести животное? Сколько жизней у кошки? Как получилось, что несчастный котенок-подкидыш сделал маленькую библиотеку местом встречи окрестных жителей и центром притяжения для туристов, а провинциальный американский городок - известным во всем мире? В самом ли деле мы спасаем бесприютных животных, принимая в свой дом, или, наоборот, эти бессловесные существа становятся для нас опорой в преодолении житейских невзгод и трудностей? Об этом и многом другом в потрясающей книге Вики Майрон, которая сумела тронуть душу миллионов читателей во всех уголках планеты.


Николай Норд "Серый кот по имени Степан"

Перед вами история дружбы между суровым Котом и его хозяином, взрослым, брутальным мужчиной. Нет, даже наоборот, автор честно признается, что много лет в его доме властвует хвостатый хозяин по имени Степан! Он главный, он ставит условия, а двуногая часть семьи служат ему верой и правдой. Удивительно тепло Николай Норд рассказывает об их многолетней совместной жизни. На наших глазах из крошечного серого комочка вырастает роскошный зверь, способный любого заставить уважать Его Величество Кота. Повествование полно юмора и иронии, а порой грубоватые обращения автора к Степану на самом деле сочатся искренней нежностью, - мужчины не должны сюсюкать, но никто не может запретить суровому сердцу любить... Щемящая душу история Степана заставит вас плакать и затронет самые тонкие и светлые струны вашей души. Миллионы людей нашей страны обожают домашних питомцев, но так трогательно рассказать о своей любви сумел только Николай Норд.

Хелен Браун "Кошки-дочери"

"Кошки приходят в жизнь людей с определенной целью. Многие из этих волшебных созданий обладают даром исцеления. Когда почти тридцать лет назад у нас появилась Клео, мы были раздавлены горем после гибели моего старшего сына...
Кажется, Клео сразу поняла, что попала к нам в непростое время. Играми, мурчанием и просто тем, что все время была рядом, Клео помогла Робу научиться жить без старшего брата. Тогда я впервые своими глазами увидела, как животные умеют исцелять".
Так началась история дружбы кошки Клео и семьи Хелен, которая длилась много лет. Двадцать пять лет спустя, когда у Хелен снова начались трудности, в ее жизнь ворвался сиамский (предположительно!) котенок...

Владимир Кунин "ИнтерКыся"

«Кошачьи детективы», «кошачьи романы ужасов», «кошачьи триллеры»… А вот как насчет «кошачьего авантюрного романа»? Перед вами — увлекательные приключения питерского кота Мартына, философа и умника, гедониста и казановы. Приключения опасные — и смешные, весьма озорные — и захватывающие дух… Криминальные истории, в которые поневоле втягивается Мартын, всегда запутанны и таинственны. Найти в этих клубках нить истины и вправду способен только кот! Потому что — не кошки ли испокон веку любили играть с клубками?  

Лилиан Джексон Браун "Кот, который улыбался"

Лилиан Джексон Браун родилась в 1913 году. Она известна благодаря её загадочным романам из серии «Кот, который...». Книги из этой серии сосредоточены вокруг жизни бывшего обозревателя газеты Джеймса Квиллера и его двух Сиамских котов, Коко и Юм-Юм, в выдуманном маленьком городе под названием Пикакс. 
Появление загадочной молодой особы нарушило покой Мускаунти. И не то чтобы здесь не видели красивых женщин, просто в номере отеля, где остановилась незнакомка, прогремел взрыв. Квиллеру долго пришлось бы распутывать это преступление, если бы не внезапно вспыхнувшая в Коко страсть к сырам, пословицам и пчелам.

Дорис Лессинг "Кошки"  

Любовь Дорис Лессинг к кошкам зародилась еще в раннем детстве, на африканской ферме, где она росла, и впоследствии эти очаровательные грациозные создания сопровождали ее всю жизнь. В сборнике воспоминаний она просто и увлекательно рассказывает истории многих своих любимцев, а также рассуждает о том взаимном влиянии, которое люди и Кошки оказывают друга на друга.