31 августа 2017 г.

День лошади

На 31 августа приходится любимый праздник всех лошадников - День Флора и Лавра, почитавшихся на Руси как покровители лошадей. В день Фрола и Лавра, так называемый День лошади или конский праздник, к лошадям всегда относились по-особенному: не только не работали на лошадях, но и не седлали, не погоняли лошадей кнутом. Зато купали, украшали лентами, кормили досыта отборным овсом, угощали солеными горбушками и … водили лошадей в церковь.

Уоллс, Джаннетт (1960-).
Дикие лошади [Текст] : [у любой истории есть начало] / [Джаннетт Уоллс ; пер. с англ. А. В. Андреева]. - Москва : ЭКСМО, 2015. - 382, [1] с. : портр.; 21 см. - (Проект TRUESTORY. Книги, которые вдохновляют).; ISBN 978-5-699-81952-2
«Коровы раньше нас почувствовали приближение опасности». Так начинается история Лили Кейси, женщины, которая всегда ладила с животными лучше, чем с людьми.
В своей семье Лили даже в детском возрасте была самым трезвомыслящим человеком. Когда во время наводнения она вычерпывала воду и спасала младших детей, все остальные молились Богу.
В юности Лили решила выучиться на учителя, но ей пришлось покинуть школу, потому что отец потратил деньги, отложенные на ее образование, на породистых щенков.
Судьба никогда не щадила Лили: она пережила торнадо, наводнения, засуху и Великую депрессию, но сложнее всего оказалось пережить страшное предательство близких.
За годы жизни Лили объездила десятки и сотни диких лошадей, но так и не смогла укротить свою непокорную дочь.

Мойес, Джоджо (1969-).
Танцующая с лошадьми [Текст] : [роман : 16+] / Джоджо Мойес ; [пер. с англ. Ирины Нелюбовой]. - Москва : Иностранка : Азбука-Аттикус, 2015. - 539, [1] с.; 19 см.; ISBN 978-5-389-07777-5 : 30 000 экз. 
Сара – четырнадцатилетняя внучка Анри Лашапаля, в прошлом очень талантливого наездника. Когда-то Анри желал ощутить себя «человеком с крыльями». И вот теперь дед помогает девочке освоить классическую езду, он хочет, чтобы Сара бросила вызов силам притяжения. Но неожиданно приходит беда, и Сара должна уже в одиночку постоять за себя…
У Наташи Макколи, адвоката, защищающего права детей, черная полоса в жизни. Она вынуждена делить дом с бывшим мужем, все ее дела идут хуже некуда. Как-то вечером, не желая оставаться с бывшим мужем под одной крышей, Наташа едет в супермаркет и там случайно встречается с Сарой. Она решает забрать девочку к себе, не представляя, что у Сары есть секрет, который способен изменить их жизни навсегда…
Впервые на русском языке!

Остров мустангов [Текст] = The island of mustangs : [фотоальбом] / [фот. и текст А. Д. Липковича ; рис. В. И. Кострова]. - Ростов-на-Дону : Золотое сечение, cop. 2012. - 249, [6] с. : цв. ил.; 33 см. - (Удивительные места Ростовской области).; ISBN 978-5-904719-04-3
Мустанги… Это слово будит воспоминания о рассказах Сетона-Томпсона, романах Майн Рида, романтике американских прерий и отважных ковбоях. Однако мустанги Америки – не единственные на планете. Для того чтобы увидеть столь же редких свободолюбивых лошадей, можно отправиться в долину Западного Маныча, на остров Водный. Здесь, на территории заповедника «Ростовский», более полувека живет в отдалении от людей дикий табун. 
Познакомиться с суровой красотой и невероятной мощью степной природы, с дикими мустангами острова Водного предлагает новое издание – фотоальбом «Остров мустангов» из серии «Удивительные места Ростовской области» .

30 августа 2017 г.

Самый русский пейзажист

30 августа 1860 года родился великий русский художник Исаак Левитан. За 20 лет своего творчества, Левитан создал и сделал для России столько, сколько не удалось сделать всем пейзажистам России вместе взятым.
Исаак Левитан — самый великий из тех русских пейзажистов, которые в XIX веке открыли для современников скромную красоту русской природы.
"Золотая осень"

Айвазовский, Шишкин, Левитан. Мастера русского пейзажа [Текст] / [авт. разд. : Евстратова Е. Н., Сергиевская Н. И.]. - Москва : Медиа Групп, 2014. - 299, [4] с. : цв. ил.; 26 см.; ISBN 978-5-373-06089-9 

Книга рассказывает о жизни и творчестве ярчайших мастеров русского пейзажа - "великого романтика моря" Ивана Айвазовского, воспевшего красоту и мощь морской стихии; "богатыря русского пейзажа" Ивана Шишкина, в своем творчестве сложившего торжественный гимн родной природе; родоначальника "пейзажа-настроения" Исаака Левитана, создавшего самые поэтичные образы русской природы.

«Как мало ценят, как мало дорожат вещами Левитана. Ведь это же стыдно. Это такой огромный, самобытный, оригинальный талант. Это что-то такое свежее и сильное, что должно было бы переворот сделать. Да, рано, рано умер Левитан…» (Чехов А.П.)

«Ведь нет красоты в пустыне, красота — в душе араба. И в угрюмом пейзаже Финляндии нет красоты, — это финн её вообразил и наделил ею суровую страну свою. Кто-то сказал: „Левитан открыл в русском пейзаже красоту, которой до него никто не видел“. И никто не мог видеть, потому что красоты этой не было, и Левитан не „открыл“ её, а внёс от себя, как свой человеческий дар Земле» (Горький А.М.)  

29 августа 2017 г.

155 лет автору "Синей птицы"

Морис Метерлинк
29 августа 1862 года родился знаменитый бельгийский писатель и драматург Морис Полидор Мари Бернар Метерлинк.
Будущий литератор родился в бельгийском городе Гент в семье богатого нотариуса. Первая публикация писателя – стихотворение – вышла в 1883 году в журнале "Jeune Belgique". Но заниматься литературой Метерлинк не собирался. В 1885 году он окончил юридический факультет Гентского университета и получил право заниматься адвокатской практикой. Литература была всего лишь увлечением юноши.
В 1888 году Метерлинк издал на деньги своих родителей поэтический сборник "Оранжереи", а годом позже вышла его первая пьеса "Принцесса Мален".
Огромное влияние на мироощущение писателя оказал символизм. С этим течением Метерлинк познакомился в 1896 году, когда переехал жить во Францию. Именно там он написал свои знаменитые пьесы: "Непрошенная", "Слепые", "Пелеас и Мелисанда" и другие. Героями Метерлинка стали люди, постоянно ищущие свое место в жизни, обществе.
В более поздних произведениях, таких, как написанная в 1909 году "Синяя птица", драматург обратился к библейским, сказочным и даже мистическим сюжетам.
Помимо пьес, Метерлинк написал несколько философских эссе, среди которых особую известность получили "Жизнь пчел" (1901), "Жизнь термитов" (1926) и "Жизнь муравьев" (1930). В этих сочинениях писатель попытался провести параллель между поведением человека и явлениями природы.
В 1911 году писатель получил Нобелевскую премию по литературе "за многостороннюю литературную деятельность и особенно драматические произведения, отличающиеся богатством воображения и поэтической фантазией".
За год до смерти Метерлинк написал книгу мемуаров, названную "Голубые пузыри (счастливые воспоминания)". Писателя не стало 6 мая 1949 года. Он скончался в Ницце от сердечного приступа.
Предлагаем вашему вниманию подборку знаменитых цитат из его произведений:

"Жизнь пчел" (La Vie des Abeilles, 1901)
*В сущности, не так трудно, как это кажется, понять, в чем состоит непреложный долг всего сущего. Его всегда можно прочесть в органе, которым данное существо отличается от всех других и которому подчинены все остальные органы. И подобно тому, как у пчел начертано на языке, во рту и в желудке, что они должны собирать мед, так и в наших глазах, ушах, мозгу, во всех впадинах нашего черепа, во всей нервной системе нашего тела было начертано, что мы созданы для того, чтобы трансформировать все потребляемое нами в особую энергию, свойства которой — единственные в своем роде на земном шаре.
*По мере того как общество организуется и развивается, частная жизнь каждого из его членов суживается. Везде, где замечается прогресс, он является результатом всё более и более полного принесения личного интереса в жертву общему. Сначала нужно, чтобы каждый отказался от пороков, которые являются актами независимости… Затем необходимо, чтобы каждый, отделавшись от самых опасных пороков, приобрел известное число добродетелей, все более и более тягостных.
*Мы так устроены, что нас ничто не удовлетворяет, что ничто нам не кажется имеющим цель в самом себе, что ничто для нас не является просто существующим, без задней мысли.
*Наша мудрость, наши добродетели, наша политика — горькие плоды необходимости, позолоченные нашим воображением, — не имеют другой цели, как утилизировать наш эгоизм и обратить на общую пользу естественно вредную деятельность каждого индивида.

"Разум цветов" (L’Intelligence des Fleurs, 1907)
*Мы воображаем, что малейшая наша идея создает новые комбинации и соотношения в мире, который нам кажется бессознательным и лишенным разума. Но если ближе присмотреться к действительности, то окажется более правдоподобным, что мы неспособны создать что бы то ни было. Явившись на этой земле последними, мы только отыскиваем то, что уже до нас существовало, и, подобно изумленным детям, вторично проходим дорогу, которую жизнь уже совершила до нас.
*В растительном мире, который на первый взгляд кажется нам столь мирным и кротким, исполненным духа послушания и безмолвным, на самом деле возмущение против судьбы обнаруживается с наибольшим напряжением и упрямством. Самый главный питательный орган растения — корень — приковывает его неразрывно к почве. Если среди великих законов, тяготеющих над нами, трудно указать какой из них более всего давит на наши плечи, то по отношению к растениям тут нет никаких сомнений: самым тяжелым оказывается закон, осуждающий растение на неподвижность от рождения до смерти. Поэтому растение лучше нас знает, против чего оно должно направить свое возмущение, не разбрасывая, подобно нам, своих сил. И энергия этой idee fixe, которая возникает из мрака корней для того, чтобы окрепнуть и распуститься в свете цветка, представляет собой несравненное зрелище. Вся она выражается в одном неизменном порыве, в стремлении победить высотою роковую тяжесть глубины, обмануть, преступить, обойти тяжелый мрачный закон, вырваться на волю, разбить узкую сферу, изобрести или приманить к себе крылья, убежать из плена как можно дальше, победить пространство, в котором заключил его рок, дотянуться до другого царства, проникнуть в мир движущийся и оживленный… И то, что растение этого достигает, столь же изумительно, как если бы нам удалось жить вне времени, к которому мы прикованы своим роком, или проникнуть во вселенную, освобожденную от наиболее тяжелых законов материи. Мы дальше увидим, что цветок дает человеку удивительный пример непокорности, мужества, неутомимости и находчивости. Если бы мы в борьбе с подавляющими нас нуждами, например, в борьбе со страданиями, со старостью или со смертью, употребили половину той энергии, которую развивает любой маленький цветок в нашем саду, то позволительно думать, что наша судьба во многом отличалась бы от того, чем она пребывает теперь»

24 августа 2017 г.

Лабиринты Борхеса

24 августа 1899 года родился Хорхе Луис Борхес.
Хорхе Луис Борхес. Два лика Бессоницы 
"Что такое бессонница? 
Вопрос риторический: я слишком хорошо знаю ответ. Это страх и вслушивание всю ночь в тяжелый и неотвратимый бой курантов, это попытка бессильными чарами унять одышку, это тяжесть тела, вертящегося с боку на бок, это стискивание век, это состояние бреда, а вовсе не яви, это чтение вслух давным-давно заученных строк, это чувство вины за то, что бодрствуешь,когда другие спят, это желание и невозможность забыться, это ужас оттого, что жив и опять продолжаешь жить, это неверное утро. А что такое старость? 
Это ужас пребывания в теле, которое отказывает день за днем, это бессонница, которая меряется десятилетиями, а не стальными стрелками часов, это груз морей и пирамид, древних библиотек и династий, зорь, которые видел еще Адам, это безвыходное сознание, что приговорен к своим рукам и ногам, своему опостылевшему голосу, к звуку имени, к рутине воспоминаний, к испанскому, которому так и не научился, и ностальгии по латинскому, которого никогда не знал, к желанию и невозможности оборвать все это разом, к тому, что жив и опять продолжаешь жить".

Борхес, Хорхе Луис (1899-1986).
Зеркало и маска [Текст] : [сборник : перевод с испанского : 16+] / Хорхе Луис Борхес. - Москва : АСТ, cop. 2016. - 316, [1] с.; 21 см.; ISBN 978-5-17-095587-9 : 2000 экз. 

"Создатель" и "Вещие зеркала", "Диалог мертвых" и "Книга песка", "Ночь даров" и"Диалог об одном диалоге". Несомненно, все эти произведения входят в число знаковых для творчества Хорхе Луиса Борхеса. Великий аргентинец создавал их в разные годы и даже десятилетия и включал в разные сборники, однако тематически они перекликаются друг с другом, - ведь речь в этих рассказах идет о сложных и неразрывных связях между божественным и человеческим, о путях постижения того, что невозможно осознать логически, о любимом писателем двойничестве и, прежде всего, о неоднозначности отношений между жизнью и искусством, творцом и его творчеством.

Борхес, Хорхе Луис (1899-1986).
История вечности [Текст] : [сборник : 16+] / Хорхе Луис Борхес ; [пер. с испанского: М. И. Былинкина и др.]. - Москва : АСТ, cop. 2015. - 318, [1] с.; 21 см. - (Зарубежная классика).; ISBN 978-5-17-088781-1

"Вдова Чинга, пиратка" и "Круги руин", "Форма сабли", "Сад расходящихся тропок" и другие наиболее знаковые рассказы Хорхе Луиса Борхеса... Они были написаны в разные годы и даже десятилетия, но каждый из них по праву считается шедевром не только творческого наследия великого аргентинского писателя, но и литературы XX века вообще.
Ледяную, обжигающую губы прозу Борхеса можно смаковать по глотку, однако читатель, который хочет в полной мере насладиться ею, должен пить ее залпом.


Борхес Х. Л. Лабиринты [Текст] : [сборник : 16+] / Хорхе Луис Борхес [перевод с испанского]. Москва, 2016 (Классики магического реализма)

В издание включены рассказы из авторских сборников Борхеса "Всеобщая история бесчестья", "История вечности" и "Алеф", в том числе такие известные, как "Два царя и два их лабиринта", "Вдова Чинга, пиратка", "Бескорыстный убийца Билл Харриган" - настоящие жемчужины литературного наследия великого аргентинца.  

20 августа 2017 г.

Остров Аксенов

К 85-летию с дня рождения Василия Аксенова запустился сайт «ОстровАксенов».
На сайте собраны тексты о писателе, рукописи, фотографии, информация о книгах, а также новости, связанные с его наследием. Со временем создатели планируют разместить звуковые файлы, видео и карту мест, с которыми связана жизнь и произведения Аксенова.
«Идея проекта — показать, каким Василий Аксенов был при жизни, рассказать о его произведениях, общественной позиции, семье, круге общения и богатой событиями биографии», говорится в описании. Например, авторы проекта хотят рассказать о неожиданных сторонах писателя — его увлечении «джоггингом», баскетболом, джазом, авиацией и любви к собакам. В дальнейшем они планируют проводить лекции, экскурсии и фестивали, посвященные Аксенову.

Василий Павлович Аксенов родился в Казани в 1932 году. Окончил школу в Магадане (по месту ссылки матери), а затем Ленинградский медицинский институт. Первые повести Аксенова — «Коллеги», «Звездный билет», «Апельсины из Марокко» — напечатал журнал «Юность». В 1970-х писатель начал публиковаться за рубежом. В это же время он написал свои ключевые романы — «Остров Крым» и «Ожог». В 1970 году покинул Советский Союз. Жил в США, Франции, а затем и в России. В 2004 году стал Аксенов лауреатом премии «Русский Букер» за роман «Вольтерьянцы и вольтерьянки». Скончался в 2009 году в Москве.

Суд над стихами

160 лет назад, 20 августа 1857 года, французский поэт Шарль Бодлер был приговорён судом к выплате штрафа в 300 франков за издание сборника стихотворений «Цветы зла». Суд обвинил Бодлера в богохульстве и нарушении норм общественной морали. Шесть самых «непристойных» стихотворений были изъяты из сборника.

Бодлер, Шарль (1821-1867).
Цветы зла [Текст] = Les fleurs du mal : [стихотворения : 16+] / Шарль Бодлер. - Санкт-Петербург : Азбука, 2014. - 443, [2] с.; 17 см. - (Азбука-классика).; ISBN 978-5-389-06056-2 
 


Стихотворный сборник "Цветы зла" (1857) - наиболее значительное произведение Ш.Бодлера, одного из крупнейших поэтов Франции XIX в. Герой цикла разрывается между идеалом духовной красоты и красотой порока, его терзают ощущение раздвоенности и жажда смерти. В настоящем издании перевод Эллиса впервые дается с параллельным французским текстом. Его дополняет статья Теофиля Готье.  


Альбатрос
(Из сборника «Цветы зла»)

Во время плаванья, когда толпе матросов
Случается поймать над бездною морей
Огромных белых птиц, могучих альбатросов,
Беспечных спутников отважных кораблей, –

На доски их кладут: и вот, изнемогая,
Труслив и неуклюж, как два больших весла,
Влачит недавний царь заоблачного края
По грязной палубе два трепетных крыла.

Лазури гордый сын, что бури обгоняет,
Он стал уродливым, и жалким, и смешным,
Зажжённой трубкою матрос его пугает
И дразнит с хохотом, прикинувшись хромым.

Поэт, как альбатрос, отважно, без усилья
Пока он – в небесах, витает в бурной мгле,
Но исполинские, невидимые крылья
В толпе ему ходить мешают по земле.  

16 августа 2017 г.

Плохой хороший человек

16 августа 1920 года родился Чарльз Буковски — американский литератор, поэт, прозаик и журналист немецкого происхождения. Представитель так называемого «грязного реализма». Автор более двухсот рассказов, включённых в шестнадцать сборников, шести романов и более тридцати поэтических книг.
Первые литературные опыты Буковски относятся к 1940-м годам, однако всерьёз писать он начал уже в зрелом возрасте — с середины 1950-х. Благодаря стихам, которые появлялись на страницах малотиражных поэтических журналов, издававшихся преимущественно в Калифорнии, Буковски стал заметной фигурой литературного андеграунда Америки. Более широкого признания он добился в конце 1960-х, как автор колонки «Записки старого козла», выходившей в лос-анджелесской газете «Open City» русск. В те годы за Буковски окончательно закрепился образ скандалиста, бабника и пьяницы, созданный и насаждаемый им в стихах и прозе. За пределами Соединённых Штатов о писателе узнали после публикации романа «Почтамт», который пользовался большой популярностью в Европе.

Буковски, Чарлз (1920-1994).
Хлеб с ветчиной [Текст] : [18+] / Чарльз Буковски ; [пер. с англ. Ю. М. Медведько]. - Москва : Э, 2015. - 349, [1] с.; см. - (Культовая классика).; ISBN 978-5-699-78629-9 : 5000 экз. 

Чарльз Буковски — один из крупнейших американских писателей ХХ века, автор более чем сорока книг, среди которых романы, стихи, эссеистика и рассказы. Несмотря на порою шокирующий натурализм, его тексты полны лиричности, даже своеобразной сентиментальности. "Хлеб с ветчиной" — самый проникновенный роман Буковски. Подобно «Приключениям Гекльберри Финна» и "Над пропастью во ржи", он написан с точки зрения впечатлительного ребенка, имеющего дело с двуличием, претенциозностью и тщеславием взрослого мира. Ребенка, постепенно открывающего для себя алкоголь и женщин, азартные игры и мордобой, Д.Г.Лоуренса и Хемингуэя, Тургенева и Достоевского.  

4 августа 2017 г.

Международный день пива

Лев Толстой хотя и проповедовал правильный образ жизни, однако за ужином очень любил выпить кружечку-другую светлого пива, сочетая его с сушеной воблой. Его секретарь как-то ехидно спросил:
– Как же вы можете при ваших убеждениях пить пиво?
Глянув из-под бровей, писатель ответил:
– Обо мне говорят, что я всю жизнь был лисицей, а притворялся ежом. Пусть это высказывание хоть чуть-чуть соответствует правде.

Мур, Виктория.
Как правильно пить [Текст] : от зимнего глинтвейна до летнего крюшона, незаменимый путеводитель для тех, кто любит наслаждаться жизнью круглый год / Виктория Мур ; [пер. с англ. Г. В. Храмовой]. - Москва : Центрполиграф, 2015. - 346, [3] с. : ил.; 21 см.; ISBN 978-5-227-05665-8
Из книги Виктории Мур – знатока и тонкого ценителя напитков – вы узнаете, как правильно подбирать их в соответствии с сезоном, временем дня и подаваемым блюдом. Автор колонок The Guardian и Daily Mail расскажет, как приготовить самый ароматный кофе, правильно заварить чай, поможет разобраться в тонкостях выбора вина. В интересной и весьма информативной книге вы найдете способы приготовления коктейлей – безалкогольных и на основе крепких напитков – на все случаи жизни: для барбекю в саду, пляжной вечеринки, рождественского ужина, детских праздников. Кроме того, автор делится изумительными рецептами блюд экзотической кухни и домашних десертов.
Виктория Мур приводит захватывающие факты из исторического прошлого крепких напитков, таких как ром, джин, виски; излагает правила хранения, подачи и употребления саке, бразильской кашасы и русской водки. Особое внимание автор уделяет незаслуженно забытым шерри, кампари и арманьяку. «Как правильно пить» – не только авторитетный источник информации, но и увлекательная книга для чтения.

3 августа 2017 г.

Арбузная сказка

Сергей Сочивко "Арбузная сказка"
3 августа в США отмечается Национальный День арбуза.
Интересные факты:
*Русское название арбуз получил от тюркского слова χarbuz/karpuz, которое было заимствовано из персидского языка. Слово «харбюза» (χarbūza, χarbuza) в переводе с персидского означает «дыня», а буквальное значение этого слова – «огурец величиной с осла».
*В Западную Европу арбузы завезли в эпоху крестовых походов примерно 700-900 лет назад. В Россию арбузы попали из восточных и южных стран морским путем через Астрахань. Но сеять их, а не ввозить из других стран, начали только в середине 17 века. В то далекое время арбузы не ели свежими. Пока арбузы длительное время доставляли к царскому столу из-за границы, они теряли свежесть и становились непригодными для употребления в свежем виде. Поэтому арбузы ели только после длительного вымачивания и варки в сахарном сиропе с пряностями и перцем! Даже когда арбузы начали выращивать в России, их еще долго не употребляли свежими, а подавали во дворцах вымоченными в сахарном сиропе.
*Мастера азиатского карвинга часто используют арбузы для вырезания невероятных скульптур и цветов. Карвинг (от английского «carving» – «вырезание») – это искусство художественной резки по фруктам и овощам. Карвинг зародился в Китае еще 2000 лет назад, а в 1364 году такие украшения начали вырезать в Таиланде. До 1932 года этот вид искусства использовался только для украшения королевских церемоний. Сейчас искусством карвинга по овощам и фруктам овладели в разных странах мира.

Матвеева Е. Карвинг. Мастер-классы по украшению блюд своими руками. Москва. Ростов-на-Дону, 2013, 96 с. (Город мастеров)
Кулинария - это, несомненно, один из видов искусства, но важен здесь не только хороший рецепт блюда, но и его украшение. Оформление блюда - это всегда презентация. На домашнем столе - уважения хозяйки к гостям, ее настроения и желания удивить и порадовать, а на торжественном банкете - презентация уровня мастерства шеф-повара и его команды. 
На страницах книги автор делится своим опытом и знаниями в искусстве украшения блюд. Пошаговые мастер-классы и подробные рекомендации помогут как профессионалу ресторанного бизнеса, так и новичку, желающему узнать что-то новое. 
Здесь вы увидите, как сделать и применить простые элементы, которые придадут изящество повседневному блюду, а также сложные - выполненные с помощью техник резьбы по овощам и фруктам - карвинга. 
Интерес к карвингу возрастает год от года, все больше людей хотят научиться сами делать то, что видят в ресторанах отелей за границей. Следуя советам автора, можно сделать первый уверенный шаг в этом направлении.


Мун С. Фигурная нарезка овощей и фруктов: мастер-класс. Ростов-на-Дону, 2010 (Серия "Жизнь удалась")

Древнее искусство фигурной нарезки овощей и фруктов (иными словами "карвинг"), ранее доступное только мастерам-профессионалам из роскошных ресторанов и отелей экзотических стран, теперь получило широчайшее признание и распространение! Данная книга поможет вам освоить это искусство, не посещая специальных курсов, - нужно всего лишь желание и немного времени, чтобы научиться производить истинные шедевры из самых обычных продуктов - фруктов и овощей. Материал подан очень наглядно - каждый шаг показан на фото, модели расположены по степени сложности, а весь курс разделен на две части - "Уроки для начинающих" и "Мастер-класс". В данной книге - "Уроки для начинающих" - вы познакомитесь с азами фигурной нарезки и раскладки овощей и фруктов, здесь представлены очень простые в исполнении, но эффектные модели.  

Эдуард Багрицкий 
«Арбуз»
Свежак надрывается. Прет на рожон
Азовского моря корыто.
Арбуз на арбузе — и трюм нагружен,
Арбузами пристань покрыта.
Не пить первача в дорассветную стыдь,
На скучном зевать карауле,
Три дня и три ночи придется проплыть —
И мы паруса развернули…
В густой бородач ударяет бурун,
Чтоб брызгами вдрызг разлететься;
Я выберу звонкий, как бубен, кавун —
И ножиком вырежу сердце…
Пустынное солнце садится в рассол,
И выпихнут месяц волнами…
Свежак задувает!
Наотмашь!
Пошел!
Дубок, шевели парусами!
Густыми барашками море полно,
И трутся арбузы, и в трюме темно…
В два пальца, по-боцмански, ветер свистит,
И тучи сколочены плотно.
И ерзает руль, и обшивка трещит,
И забраны в рифы полотна.
Сквозь волны — навылет!
Сквозь дождь — наугад!
В свистящем гонимые мыле,
Мы рыщем на ощупь…
Навзрыд и не в лад
Храпят полотняные крылья.
Мы втянуты в дикую карусель.
И море топочет как рынок,
На мель нас кидает,
Нас гонит на мель
Последняя наша путина!
Козлами кудлатыми море полно,
И трутся арбузы, и в трюме темно…
Я песни последней еще не сложил,
А смертную чую прохладу…
Я в карты играл, я бродягою жил,
И море приносит награду,-
Мне жизни веселой теперь не сберечь —
И руль оторвало, и в кузове течь!..
Пустынное солнце над морем встает,
Чтоб воздуху таять и греться;
Не видно дубка, и по волнам плывет
Кавун с нарисованным сердцем…
В густой бородач ударяет бурун,
Скумбрийная стая играет,
Низовый на зыби качает кавун —
И к берегу он подплывает…
Конец путешествию здесь он найдет,
Окончены ветер и качка,-
Кавун с нарисованным сердцем берет
Любимая мною казачка…
И некому здесь надоумить ее,
Что в руки взяла она сердце мое!..

2 августа 2017 г.

7 секретов "Горя от ума"

Почему Молчалин родом из Твери, зачем Скалозуб сидел в траншее, где взять недостающее ребро — и другие загадки комедии Грибоедова
Автор Мария Гельфонд      

1. Тайна происхождения Молчалина
Вот какова история очень успешной карьеры «безродного» Молчалина:
Безродного пригрел и ввел в мое семейство,
Дал чин асессора и взял в секретари;
В Москву переведен через мое содейство;
И будь не я, коптел бы ты в Твери.

Аcессор — это хорошо или не очень? Чин коллежского асессора (VIII класс Табе­ли о рангах) давал право на потомст­венное дворянство, то есть как мини­мум уравнивал Молчалина с Чацким, и соответствовал воинскому званию майора  . Сам Грибоедов, когда писал «Горе от ума», был титулярным совет­ником (IX класс).
В чем секрет успеха Молчалина? Можно предположить, что отчасти именно в том, что он родился в Твери, а, например, не в Туле или Калуге. Тверь нахо­дится на дороге, соединяющей Москву и Петербург; управляющий в казенном месте Фамусов, вероятно, не раз проезжал через Тверь, и, возмо­жно, какой-торасторопный местный малый (не сын ли станционного смотри­теля?) смог удач­но оказать ему какую-то услугу. А дальше уже, пользуясь покрови­тель­ством Фамусова и Татьяны Юрьевны, Молчалин быстро и весьма успешно стал продвигаться по карьерной лестнице.
В социальном плане Молчалин начинает свой путь именно как «маленький че­ловек», кото­рый не примиряется со своим положением, а всеми силами стре­мится выбиться в люди. «Это человек, в пеленках познавший натиск судьбы и потому готовый отдать себя в рабство кому угодно и куда угодно, готовый поклониться и истинному богу, и пустому идолу, не имея ни способ­ности, ни на­выка прони­кать в сущность вещей. <…> Всё в деятельности этих людей запечатлено неразу­мением и твердой решимостью удержать за собой тот нищенский кусок, который им выбросила судьба», — писал о Молчалине Салтыков-Щедрин. 

2. Тайна сна Софьи
Вот Софья рассказывает Фамусову сон, который явно придумала:
Тут с громом распахнули двери
Какие-то не люди и не звери,
Нас врознь — и мучили сидевшего со мной.
Он будто мне дороже всех сокровищ,
Хочу к нему — вы тащите с собой:
Нас провожают стон, рев, хохот, свист чудовищ!
Он вслед кричит!..

Что вообще всё это значит? Софья выдумывала свой сон не просто так, а с опо­рой на литературу, а именно на романтическую балладу: героиня попадает в по­ту­сторонний мир, населенный злодеями и чудовищами.
Объектом пародии для Грибоедова здесь становится прежде всего Жуковский и его вольные переводы баллады немецкого поэта Бюргера «Ленора» — «Люд­мила» (1808) и «Светлана» (1811), в которых к героиням являются мертвые жени­хи и уносят в загробный мир. Едва ли Фамусов читал Жуковского, но Грибоедов вкладывает в его уста едкую сентенцию, очень похожую на финал баллады «Светлана»: «Тут всё есть, коли нет обмана: / И черти и любовь, и стра­хи и цветы». А вот «Светлана»:
Улыбнись, моя краса,
На мою балладу;
В ней большие чудеса,
Очень мало складу. 

Во сне Софьи сгущаются балладные штампы: невинную героиню и ее возлюб­ленного разлучает мучитель — персонаж из загробного мира (неслучайно во сне Фамусов появляется из-под вскрывающегося пола). В первой редакции Фамусов и вовсе описывался как инфернальный герой: «Смерть на щеках, и ды­бом волоса».
Впрочем, не только сон Софьи, но и ее отно­шения с Молча­линым напоминают балладный сюжет. Их любовная интрига выстро­ена по образцу баллады Жуковского «Эолова арфа» (1814). Минвана, дочь знатного феодала, отвергает притязания именитых витязей и отдает свое сердце бедному певцу Арминию:
Младой и прекрасный,
Как свежая роза — утеха долин,
Певец сладкогласный…
Но родом не знатный, не княжеский сын:
Минвана забыла
О сане своем
И сердцем любила,
Невинная, сердце невинное в нем.

Грибоедов пародирует картину идеальной любви, созданную Жуковским. Бед-ный певец Арминий словно бы подменяется подлецом Молчалиным; трагиче­ское изгнание Арминия отцом Минваны — финалом комедии, когда Софья подслушивает разговор Молчалина с Лизой и изгоняет незадачливого любовника. 
Эта пародия неслучайна. В литературной полемике между архаистами и нова-торами   Грибоедов придерживался позиции младших архаистов, которые весьма скептически относились к Жуковскому, и высмеивал модную тогда мечтательность: «Бог с ними, с мечтаниями, — писал он в разборе пере­водов Бюргеровой баллады «Ленора» в 1816 году, — ныне в какую книжку ни загля­нешь, что ни прочтешь, песнь или послание, везде мечтания, а натуры ни на волос». Молчалин — пародия на возвышенного и тихого героя сентимен­тальных повестей и баллад. 

3. Тайна тетушки Софьи и юмора Чацкого
Высмеивая Москву, Чацкий язвительно спрашивает Софью:
На съездах, на больших, по праздникам приходским? 
Господствует еще смешенье языков: 
Французского с нижегородским? 

Почему же французский язык смешивается именно с нижегородским говором? Дело в том, что во время войны 1812 года это стало реальностью: московские дворяне эвакуировались в Нижний Новгород  . Тогда же на патриотическом подъеме дворяне попытались отказаться от французской речи и заговорить по-русски (Лев Толстой описал это в «Войне и мире»), что и привело к комиче­скому эффекту — смешению французского прононса с нижегородским оканьем. 
Не менее забавными были лексические казусы (и не только нижегородские!). Так, смоленская помещица Свистунова в одном из писем просила купить ей«кружев английских на манер барабанных (брабантских), «маленькую клар­нетку (лорнетку), так как я близка глазами» (близорука), «сероги (серьги) писа­грамовой (филигранной) работы, духов душистых аламбре, а для обстановки комнат — картин тальянских (итальянских) на манер рыхвалеевой (Рафаэлевой)работы на холстинке и поднос с чашечками, если можно достать с пионовыми цветами». 
Кроме того, не исключено, что Чацкий просто цитирует знаменитый публици­стический текст времен Наполеоновских войн, написанный Иваном Муравье­вым-Апостолом, отцом троих будущих декабристов. Называется он «Письма из Москвы в Нижний Новгород», и в нем есть знаменитый фрагмент о том, как в московском Дворянском собрании безжалостно обходятся с французским языком:

«Я стал посреди залы; волны людей шумели около меня, но увы!.. Шу­ме­ли все по-французски. Редко, редко где выскакивало русское слово. <…> Из ста человек у нас (и это самая умеренная пропорция) один гово­рит изрядно по-французски, а девяносто девять по-гасконски; не менее того все лепечут каким-то варварским диалектом, который почитают французским потому только, что у нас это называется говорить по-французски. Спроси их: зачем это? — оттого, скажут они, что так вве­лось. — Боже мой! — Да когда же это выведется? <…> Войди в любое общество; презабавное смешение языков! Тут услышишь нормандское, гасконское, русильонское, прованское, женевское наречия; иногда и рус­­­ское пополам с вышесказанными. — Уши вянут!».

4. Тайна 3 августа
Хвастаясь своими успехами, Скалозуб упоминает сражение, за участие в кото­ром он был награжден орденом: 
За третье августа; засели мы в траншею:
Ему дан с бантом, мне на шею  . 

Точная дата названа неспроста. У современников Грибоедова, которые хорошо помнили Отечественную войну 1812 года и последовавшие за ней события, эта фраза не могла не вызвать смех. Дело в том, что никакого сражения в этот день не происходило.
4 июня 1813 года было объявлено Плесвицкое перемирие, которое продлилось до середины августа, а 3 августа в Праге состоялась встреча российского импе­ратора Александра I с Францем II, императором Австрии  , которая была ознаменована множеством наград. Никакой необходимости «засесть в тран­шею» у Скалозуба не было.
Статичность Скалозуба («Куда прикажете, лишь только бы усесться») резко про­тиворечит динамичности Чацкого («Верст больше седьмисот пронесся, ветер, буря; / И растерялся весь, и падал столько раз…»). Однако в условиях военной службы последних лет царствия Александра I именно жизненная стра­тегия Скалозуба оказывается востребованной. Дело в том, что производ­ство в следующий чин осуществлялось при наличии вакансий; если более деятель­ные товарищи Скалозуба погибали в сражениях или оказывались «выключен­ными» по политическим причинам, то он спокойно и планомерно двигался к генеральскому чину:
Довольно счастлив я в товарищах моих,
Вакансии как раз открыты;
То старших выключат иных,
Другие, смотришь, перебиты. 


5. Тайна сломанного ребра
Вот Скалозуб рассказывает анекдот о графине Ласовой:
Позвольте, расскажу вам весть:
Княгиня Ласова какая-то здесь есть,
Наездница, вдова, но нет примеров,
Чтоб ездило с ней много кавалеров.
На днях расшиблась в пух;
Жоке не поддержал, считал он видно мух. –
И без того она, как слышно, неуклюжа,
Теперь ребра недостает,
Так для поддержки ищет мужа. 

Смысл этого анекдота — в намеке на библейскую легенду о происхождении Евы из ребра Адама, то есть вторичности женщины по отношению к мужчине. В московском мире всё происходит с точностью до наобо­рот: первенство здесь всегда и во всем принадлежит женщинам. В грибоедов­ской Москве царит мат­ри­ар­хат, женское начало последовательно вытесняет мужское. Софья при­учает Молчалина к музыке («То флейта слышится, то будто фортепьяно»); Наталья Дмитриевна окружает мелочной заботой вполне здорового Платона Михай­ловича; Тугоуховский, подобно марионетке, двига­ется по командам своей жены: «Князь, князь, сюда», «Князь, князь! Назад!» Женское начало преоб­ладает и за сценой. Высокой покровительницей Молча­лина оказывается Татьяна Юрьевна  . Фамусов пытается воздействовать на Скалозуба через Настасью Николавну и вспоми­нает каких-то неведомых читателю, но важных для него Ирину Власьевну, Лукерью Алексе­вну и Пульхерию Андревну; оконча­тельный приговор совершившемуся в доме Фамусовых должна вынести княги­ня Марья Алексевна.
«Этот женский режим, которому подчинены персонажи „Горя от ума“, многое проясняет, — пишет Юрий Тынянов. — Самодержавие было долгие годы жен­ским. Даже Александр I считался еще с властью матери. Грибоедов знал, как дипломат, какое влияние оказывает женщина при персидском дворе». «Жен­ская власть» и «мужской упадок» становятся знаками времени: Грибоедов описывает ту переломную точку русской жизни, в которой мужественный быт 1812 года уходит в прошлое, а сплетни оказываются важнее поступков. В этой обстановке и возникает клевета на Чацкого.

6. Тайна желтого дома
Ближе к концу пьесы практически все гости на балу у Фамусовых уверены, что Чацкий сошел с ума:
Его в безумные упрятал дядя-плут;
Схватили, в желтый дом, и на цепь посадили.

Почему это так страшно? Дело в том, что сплетня о сумасшествии героя, обра­стая всё новыми и новыми деталями  , по сути превращается в политический донос. О Чацком сообщается, что он «фармазон» (то есть франкмасон ), «окаянный вольтерьянец», «в пусурманах», сведен в тюрьму, отдан в солдаты, «переменил закон».
Обвинение в безумии как способ расправиться с соперником, неугодным чело­веком или политическим противником было вполне известным приемом. Так, в январе 1817 года распространились слухи о сумасшествии Байрона, причем пустила их его жена и ее родные. Клевета и шум вокруг личной жизни поэта рас­пространились едва ли не по всей Европе. Слухи о безумии ходили и вокруг самого Грибоедова. По свидетельству его биографа Михаила Семевского, на од­ном из писем Грибоедова Булгарину есть приписка последнего: «Грибоедов в минуту сумасшествия».
Через двенадцать лет после созда­ния «Горя от ума» в сумасшествии будет обви­­нен один из прототипов Чац­кого — Петр Яковлевич Чаадаев. После пуб­ли­­кации его первого «Письма» в журнале «Телескоп» тот был закрыт, а мос­ков­ский полицмейстер объявил Чаадаеву, что теперь по распоряжению прави­тельства он является сумасшедшим. К нему ежедневно являлся для освидетель­ствования доктор, Чаадаев считался под домашним арестом и лишь раз в день мог выходить на прогулку. Через год надзор лекаря за «больным» был снят — но лишь при условии, что тот больше не будет ничего писать.

7. Тайна Ипполита Маркелыча
Репетилов рассказывает Чацкому о тайном обществе, напоминающем декабри­стское:
Но если гения прикажете назвать:
Удушьев Ипполит Маркелыч!!!
Ты сочинения его
Читал ли что-нибудь? Хоть мелочь?
Прочти, братец, да он не пишет ничего;
Вот эдаких людей бы сечь-то
И приговаривать: писать, писать, писать;
В журналах можешь ты, однако, отыскать
Его отрывок, взгляд и нечто.
О чем бишь нечто? — обо всем;
Всё знает, мы его на черный день пасем. 

А как к участникам тайных обществ относится сам Чацкий? Представление о том, что главный герой пьесы — декабрист (если не по формальной при­надлежности к тайному обществу, то по своему духу), было впервые выс­ка­зано Герценом, а затем стало общим местом в школьном изучении «Горя от ума».
На самом деле отношение Грибоедова к декабристам было весьма скептиче­ским, и он осмеивает саму таинственность обществ. Репетилов немедленно рассказывает первому же встречному о месте и времени встреч («У нас есть общество, и тайные собранья / По четвергам. Секретнейший союз…»), а затем перечисляет всех его членов: князя Григория, Евдокима Воркулова, Левона и Бориньку («Чудесные ребята! Об них не знаешь что сказать») — и, наконец, их главу — «гения» Ипполита Маркелыча. 
Фамилия Удушьев, данная лидеру тайного собранья, отчетливо показывает, что Гри­боедов вряд ли питал иллю­зии относительно декабристских программ. Среди прототипов Удушьева называли главу Южного общества Павла Пестеля, декабриста Александра Якубовича и даже поэта Петра Вяземского  . Словом, единственным членом тайного общества среди героев «Горя от ума» оказы­вается Репетилов — и никак не Чацкий.